Российская стратегия президента Дональда Трампа

0 508
0

Что ждать от республиканцев в Белом Доме

Российская стратегия президента Дональда Трампа

Пожалуй, нет сегодня в американской элите политика более мистифицированного, чем Дональд Джон Трамп.


История Трампа как творца собственной идеологической платформы, которая, как считают многие наблюдатели, поставила точку в истории Республиканской партии Линкольна и Рейгана, насчитывает всего несколько месяцев.

Однако его политическая биография насчитывает почти три десятилетия. Еще в 1988 году республиканцы рассматривали Дональда Трампа в качестве потенциального напарника для Джорджа Буша-старшего, но Трамп тогда проиграл закрытый конкурс будущему вице-президенту Дэну Куэйлу.

Через одиннадцать лет, в 1999-м, он уже сам формирует «исследовательский комитет» по выдвижению на пост президента — обязательный первый элемент избирательной кампании — уже не от республиканцев, а от «Партии реформ» миллиардера Росса Перо. Последний успешно выступил на президентских выборах 1992 года, отобрав голоса у Буша-старшего, что в итоге привело демократа Билла Клинтона в Белый Дом. Согласно опросам, Трамп шел сразу за республиканцем Джорджем Бушем-младшим и демократом Альбертом Гором с вполне достойными для независимого кандидата 7% голосов.

На выборах 2012 года он выдвигаться не стал, но такую возможность аналитики рассматривали всерьез. Согласно данным социологических опросов на февраль 2011 года, Трамп опережал будущего кандидата от республиканцев, сегодняшнего злейшего врага внутри партии — Митта Ромни. Неожиданно для всех в мае 2011 уже почти записанный в ряды участников гонки за номинацию от республиканцев Трамп официально объявил, что не будет претендовать на выдвижение.

Тогда это восприняли как каприз миллиардера. Через четыре года стало понятно, что это была точная, выверенная оценка сил опытного инвестора. Трамп нацелился на Белый Дом всерьез, использовал второй срок Барака Обамы для мобилизации ресурсов и подождал, пока рейтинг нынешнего обитателя Овального кабинета рухнет до неприличного уровня.

Таким образом, миф о неопытности и о спонтанности решения идти в политику — это миф, созданный самим Трампом, чтобы провести черту между собой и вашингтонским истеблишментом.

Второй миф относительно Трампа, который важен в контексте американо-российских отношений, — это миф о том, что «у Трампа нет никакой команды советников». Он распространяется истеблишментом и напуганным либеральным журналистским нобилитетом.

Дональд Трамп в конце марта опубликовал официальную часть списка своих внешнеполитических советников. Каждый из них под стать самому Трампу — сравнительно большой опыт в политике, много лет на самом верху, неприятие истеблишментом.

Доктор Валид Фарес — штатный советник Палаты представителей, профессор в Национальном университете обороны в Вашингтоне. Американский политический консультант ливанского происхождения, который уже более десяти лет предупреждает в своих книгах и выступлениях об угрозе глобального джихадизма. Он писал об этом еще тогда, когда халифат казался чистой теорией. Фарес был первым серьезным экспертом, который поднял тему исламской экспансии в США — его фраза «они уже здесь, чтобы распространить шариат» стала чуть ли не девизом тех, кто говорит об опасности исламизации Соединенных Штатов. В 2012 году Фарес был тем самым экспертом, кто раскрыл связи администрации Обамы и египетских и турецких «Братьев-мусульман», опираясь на официальный график встреч госдепа и Белого Дома. «Есть консультанты и сотрудники этой администрации… привлеченные к партнерству „Братьями-мусульманами", чтобы влиять на американскую внешнюю политику» — утверждал Фарес. Его доказательства были столь убедительны, что со следующего года движение «Братьев-мусульман» будет в США признано террористической организацией. Фарес — возможно, единственный из вашингтонских экспертов первого ряда, кто знает джихад и исламистов из окопа. Еще во времена своей молодости в Ливане в 80-х он был одним из рядовых командиров ливанского христианского ополчения, защищавшего христианское население страны с оружием в руках от джихадистов.

Еще один советник — Джозеф Шмитц. Бывший генеральный инспектор Пентагона, имеющий тесные связи с Центром по вопросам политики безопасности. Еще в 2010 году Шмитц стал соавтором отчета этого авторитетного исследовательского центра в Вашингтоне по теме национальной безопасности под названием «Шариат: Угроза Америке».

Проблема взаимоотношения с исламским миром станет одним из фокусов внешней политики Трампа. В этом он не будет отличаться от своих предшественников — Обамы и Буша-младшего. Однако вряд ли Москва увидит в ком-то среди тех, кто претендует сегодня на Овальный кабинет, более последовательного союзника в борьбе с исламской угрозой миру, чем Дональд Трамп. При этом России важно осознать, что борьба с исламизацией Трампа будет интересовать лишь в тех пределах, которые затрагивают территорию самих США. Обустройство нового Ближнего Востока, Афганистана, борьба с исламизацией европейского континента — здесь он точно не будет мешать, и даже будет поддерживать, но повторять ошибок Бушей не станет, максимально уклоняясь от политической и тем более военной ответственности.

В списке значится и Картер Пейдж, выпускник Военно-морской академии, который позже получил степень МВА и сделал карьеру инвестиционного банкира Merrill Lynch. Позже Пейдж основал Global Energy Capital — консультативную компанию по управлению инвестициями в энергетическом секторе, прежде всего, на развивающихся рынках. Именно с этим связан его профессиональный интерес к России. Лучше всего о его позиции говорит статья «Новые угнетенные, глобальный взгляд: Россия, Иран и сегрегация мировой экономики», опубликованная в феврале 2015 года, задолго до рекрутирования в штаб Трампа. Статья очень подробно затрагивает события на постсоветском пространстве, и заслуживает внимания сама по себе, но ее суть может быть изложена одной цитатой: «Политика США в отношении России, Ирана и Китая, выраженная в ханжеских заявлениях морального превосходства, лежит в основе многих проблем, которые проявляются сегодня во всем мире…».

Присутствие такой фигуры, как Пейдж, на первых ролях внешнеполитической команды Трампа (и, скорее всего, на важнейшем посту в его возможной администрации) дает еще один контур будущей внешней политики. Можно прогнозировать, что Соединенные Штаты при президенте Трампе постараются вернуть позиции в энергетическом сотрудничестве с Россией — именно такие проекты на протяжении тридцати лет в разных странах мира входят в круг бизнес-интересов Пейджа.

Как отмечают американские наблюдатели, вся биография в бизнесе и Трампа, и Пейджа, показывает, что они специализируются на новых направлениях, делают неожиданные для рынка ходы и на этом выигрывают. И уж точно они не откажутся от прибыли из-за того, что их партнер в Африке, Китае или в России придерживается другой точки зрения на «либеральную экономику». Оба являются «волками» глобального рынка, жесткими, циничными и прагматичными дельцами. Этот фактор Москве следует учитывать, обдумывая будущие совместные проекты с Америкой президента Трампа.

Четвертый из официальной команды внешнеполитических советников — генерал-лейтенант армии США в отставке Джозеф «Кит» Келлог, который служил в качестве первого главного операционного директора Временной коалиционной администрации в Багдаде с ноября 2003 года. Он был главой фактического правительства Ирака после вторжения США. Для России в этом контексте важно, что если кто и свободен в Вашингтоне от иллюзий по поводу «арабской демократии» или «свободного демократического выбора», так это генерал Келлог. Именно с ним и, пожалуй, едва ли не только с ним в новой администрации президента Трампа можно нащупывать практические, достижимые ходы в сирийском и иракском урегулировании.

Трампа часто упрекают в алармизме, даже милитаризме. Однако скорее за этим скрывается позиция политика, которому надоело, что его страна четверть века не вылезает из войн, в которых нет для нее никакого выигрыша.

Америка президента Трампа будет возвращаться домой. Не бежать, как из Вьетнама, а достойно возвращаться.

Перед Соединенными Штатами стоит достаточно внутренних вызовов, и Трамп, как никто другой, может оказаться готовым передать долю глобальной ответственности другим ключевым игрокам, включая Россию.

И именно это может стать главным вектором отношений Москвы и Вашингтона в случае победы миллиардера.


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://rusnext.ru/

Похожие новости

comments powered by HyperComments
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции
    comments powered by HyperComments