Для организации обхода Украины наиболее рациональным решением представляется всё же «Южный поток»

0 692
0

Для организации обхода Украины наиболее рациональным решением представляется всё же «Южный поток»

Южные маршруты доставки российских энергоносителей в Европу остаются на повестке дня, заявил президент России Владимир Путин в статье, опубликованной 26 мая в греческой газете «Катимерини».

Глава российского МИД Сергей Лавров в заявлении агентству «Спутник» 12 мая подтвердил, что «Южный поток» ещё не списан со счетов и сослался на Меморандум о взаимопонимании, подписанный в феврале 2016 года «Газпромом», итальянской Edison и DEPA (государственная корпорация, занимающаяся транспортировкой и распределением газа в Греции). Меморандум предусматривает возможность возрождения проекта газопровода ITGI (Interconnector Turkey — Greece — Italy) на участке, не затрагивающем территорию Турции (IGI Poseidon), но не уточняет, где будет заканчиваться газопровод, проложенный по дну Чёрного моря — в Болгарии или Турции. Министр энергетики России Александр Новак во время своего визита в Италию охарактеризовал проект IGI Poseidon как «многообещающий», отметив, что мощность сухопутного участка газопровода составит 9−16 млрд. куб. м в год, а отрезок, проходящий по дну Ионического моря, позволит транспортировать 10−12 млрд. куб. м газа в год.

Необходимость исключения украинского транзита из схемы поставок российского газа в Европу усиливается день тот дня. Даже если перевести оценки этой геополитической, по сути, задачи в экономическую плоскость, транзит оказывается совсем не дешёвым. А из-за позиции украинских властей вообще может выйти за пределы рентабельности и даже разумности. Только в 2015 году Украина получила за прокачку российского газа в Европу 2 млрд. долларов. Сначала Киев с 1 января 2016 года в одностороннем порядке поднял тарифы на транзит газа по своей территории. До этого «Нафтогаз» не раз говорил, что хочет получать не 2,7 доллара (как в 2015 году) за транспортировку тысячи кубометров на 100 километров, а 5 долларов. Назывался даже тариф в 7,9 доллара. Потом Киев назвал цифру в 4,5 доллара, ссылаясь на новую методику расчётов, которую он придумал сам. Тогда как тариф на транзит прописан в контракте от 2009 года. Провокация не прошла, но попытки «отжать» какие-либо нереальные платежи за свой транзит становятся для Украины чем-то вроде национального вида спорта.

В феврале с.г. директор по развитию бизнеса «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил, что если в 2015 году «Газпром» заплатил 2 млрд. долларов за транспортировку 67 млрд. куб. м по украинской территории, то в 2016 году за тот же объём транзита «Газпром» должен заплатить в три раза больше — 6,1 млрд. долларов. Свой расчёт чиновник построил, исходя из транспортировки 110 млрд. куб. м зарезервированных мощностей. Хотя опять же в контракте ни слова не сказано о том, что «Газпром» обязан прокачивать через Украину такие объёмы или о штрафах типа «качай или плати». Не говоря уже о том, что транзитный тариф в этом контракте абсолютно нерыночный.

Практического решения об обходе Украины пока нет в основном из-за сопротивления Евросоюза. «Газпром», ставящий задачу удержать за собой треть европейского газового рынка, понимает, что пока без транзита через Украину такие объёмы (по плану — 160 млрд. куб. м в 2016 г.) поставить не удастся. Необходим какой-то альтернативный маршрут, который компания активно ищет как на северном, так и на южном направлении.

Существуют неплохие шансы на реализацию проекта «Северный поток-2» мощностью 55 млрд. куб. м в год. «Газпром» привлёк в консорциум BASF, E. On, Engie, OMV и Shell. Реальность этого проекта высока, несмотря на сопротивление Вашингтона и Европейской комиссии.

В середине мая с. г. спецпосланник и координатор Госдепартамента США по международной энергетике Амос Хохштейн пытался утверждать, что этот проект якобы не является коммерческим, что Россия строит трубу исключительно из политических целей — для «давления на Украину». На что сразу получил убедительный ответ финансового директора «Северного потока-2» Пола Киркорана, сообщившего на заседании Международного делового конгресса в Петербурге, что «этот проект является экономически обоснованным», а «тарифы на „Северный поток" гораздо ниже, примерно на 50%, чем через Украину».

Справедливости ради нельзя не отметить и серьёзные риски проекта «Северный поток-2». Это и позиция Европейской комиссии, которая будет всячески препятствовать нормальному функционированию российского проекта. Это и угроза получения нового транзитного монополиста, уже в лице Германии. Безусловно, более цивилизованного, чем Украина, но всё же….

Вместе с тем, несмотря на все риски, организация маршрута в обход Украины стала острой необходимостью. Прежде всего, в связи с прекращением действия в 2019 году транзитного договора с Киевом.

Для организации обхода Украины наиболее рациональным решением представляется всё же «Южный поток», который ориентирован на Юго-Восточную Европу, где потребность в российском газе и новых трубопроводах остаётся высокой. К тому же на российском берегу Чёрного моря уже готова необходимая инфраструктура, стоившая немалых денег.

В меморандуме 2016 года между «Газпромом», итальянской Edison и греческой DEPA говорится об использовании результатов работ, проведенных Edison и DEPA в рамках проекта ITGI Poseidon (Interconnector Turkey — Greece — Italy).

«Посейдон» (Poseidon) — это морская часть проекта ITGI из Турции через Грецию в Италию по дну Ионического моря. Соглашение о строительстве подводного газопровода стороны, включая Болгарию, подписали еще в 2002 году, но до реализации дело так и не дошло. Предполагалось, что «нитка» протянется от греческого Ставролиминаса до итальянского Отранто. Стоимость всего проекта оценивалась в 2008 году в € 1 млрд., а строительство его морского участка — в € 350 млн.

Сегодня альтернативы российскому топливу в Южной Европе фактически нет. Не считать же таковой формально начатое на днях строительство газопровода TANAP и его продолжения по Европе — Трансадриатического газопровода TAP. В качестве сырьевой базы здесь предполагается Азербайджан (шельфовое газоконденсатное месторождение Шах-Дениз), но из запланированных к прокачке 18 млрд. куб. м газа 8 млрд. должны прийти на юг Италии. Для Болгарии и Греции остаётся лишь по 1 миллиарду. Разумеется, ни та, ни другая страна не сможет полностью удовлетворить свои потребности такими объёмами. Других маршрутов снабжения стран Южной Европы не просматривается. То есть с точки зрения рынков сбыта ситуация для «Газпрома» вполне благоприятная.

Проблема — в цене. Сегодня цены на газ достигли дна. Окупать весьма дорогостоящие транспортные проекты в этой ситуации крайне проблематично. «Газпром» в очередной раз оказался перед выбором: финансовый результат или удержание доли рынка? Выбор очень непростой, особенно в такой трудно прогнозируемой ценовой ситуации. Очевидно, поэтому так много разговоров о новых маршрутах и так мало реальных дел.

Итоги своего визита в Грецию в части газового сотрудничества с Европой В.Путин охарактеризовал в своём привычном жёстком стиле. «Мы готовы к реализации любого проекта, но нам нужны предварительные гарантии. Просто на разговоры о том, что это представляет большой взаимный интерес, мы уже не купимся, и деньги тратить на это не будем», — сказал президент РФ по итогам переговоров с премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом.

Игорь Томберг


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://rusnext.ru/economy/1464582900

Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции