Украина теряет союзников в Европе

0 393
0

 
Сентябрьский визит в Киев руководителей дипломатических ведомств ФРГ и Франции, чётко озвучивших крайне невыгодный для Порошенко порядок реализации «Минска-2», демонстрирует, что поддержка киевского правительства со стороны Запада далеко не безгранична. Более того – всё более очевидно, что Киев движется в сторону международной изоляции.

Попыткой выйти из политико-дипломатического тупика представляется для украинской власти активизация контактов с государствами «Новой Европы», элиты которых разделяют антироссийскую риторику Киева. Есть ли перспективы у подобного союза «младоевропейцев» с участием Украины?

Из любимчиков – в изгои

С точки зрения позиционирования на международной арене, 2016 год складывается для украинских элитариев, искренне убеждённых, что «весь цивилизованный мир с нами», неудачно. Разгромные материалы в западных СМИ, «Панама-гейт», референдум в Нидерландах, резолюции местных советов Европы о признании Крыма частью РФ, европейские призывы отменить антироссийские санкции, демонстративное игнорирование Порошенко на международных площадках, наконец, настойчивые требования франко-германского ядра ЕС выполнить Минские соглашения – всё это говорит о том, что государства Евроатлантики постепенно дистанцируются от поддержки киевского режима, испытывая явное недовольство прожектёрством и нездоровым авантюризмом украинских власть имущих. Это обстоятельство признают как отдельные киевские эксперты, так и экс-президент Кучма, переговорщик от Украины в минском формате.

Тем не менее в Европе есть ряд стран, продолжающих неуклонно следовать в фарватере «проукраинского» дискурса, требуя ужесточить давление на Россию. Это связанные с США системой персональной лояльности элит государства Восточной Европы – Румыния, Польша, страны Прибалтики.

Такие страны – главные проводники интересов Вашингтона в Европе, к числу которых относится максимальное расширение конфликтного поля в военной и экономической сферах между ЕС и РФ.

Однако антироссийская риторика восточноевропейских государств не только результат ограниченной субъектности, но одновременно и технология управления народными массами, и фактически бизнес местного правящего класса. Этот тезис справедлив и в отношении нынешней украинской власти. Данные обстоятельства вкупе с постепенным усилением международной изоляции Украины заставляют Киев изображать бурную дипломатическую активность, интенсифицируя контакты с государствами «Новой Европы».

Лучшие друзья Киева

Прежде всего – с Польшей, «адвокатом Украины в Европе», принявшей с начала украинской «евроинтеграции» порядка 700 тысяч украинских граждан, бежавших от послемайданной разрухи. Так, на заседании польско-литовско-украинской Парламентской ассамблеи, прошедшем в конце мая в Киеве, делегаты обсудили вопрос «отражения российской угрозы». Квинтэссенцией встречи стало высказывание спикера польского Сената Станислава Карчевского о том, что «лучший рецепт против агрессивной политики России – это устрашение и сдерживание».

Характерно, что накануне данного заседания ультранационалист Андрей Парубий, председатель Верховной рады, выступил за создание Балто-Черноморского союза «как такого геополитического пространства, которое может иметь свой отдельный вес и в вопросе политического сотрудничества, и в вопросе экономического сотрудничества, и в вопросе оборонной сферы», что полностью перекликается с идеями главы Польши Анджея Дуды, пытающегося проводить более активную, насколько это возможно в условиях ограниченного суверенитета, внешнюю политику по сравнению со своим предшественником Коморовским.

Здесь можно вспомнить и попытки Дуды «вклиниться» в нормандский формат, и поставки Киеву по закрытым каналам советского вооружения, оставшегося в распоряжении Польши со времен её пребывания в Варшавском блоке, и начало функционирования литовско-польско-украинской армейской бригады. Между прочим, Дуда стал единственным зарубежным лидером, посетившим Киев в честь 25 летия украинской независимости, где совместно с Порошенко подписал декларацию с призывом к международному сообществу «активизировать усилия, в том числе политику санкций против агрессора».

Не менее активный лоббист воинственных интересов Киева в Европе – Литва. Вильнюс начал стремительное сближение с украинским истеблишментом ещё во время переговоров о подписании Украиной Договора об ассоциации с ЕС. Неожиданный отказ Януковича подписать Ассоциацию на Вильнюсском саммите «Восточного партнёрства» в ноябре 2013 го был воспринят литовской верхушкой как личное оскорбление, что стало поводом для активной поддержки официальным Вильнюсом Евромайдана и обвинений тогдашнего украинского президента в «попрании демократических ценностей». После антиконституционного переворота, с переходом украинского конфликта в фазу внутригосударственного вооружённого противостояния, Литва стала чуть ли единственным государством, открыто поставлявшим (и продолжающим поставлять) летальное вооружение киевскому правительству. Вместе с тем в начале сентября стало известно, что функции контактной дипмиссии НАТО на Украине сохранятся за Литвой на 2017 й и 2018 годы.

Кроме того, есть ряд косвенных доказательств, что офицеры печально известного полка «Азов», постепенно трансформирующегося в полноценную военно-политическую организацию ультраправого толка, проходят на сегодняшний день подготовку в литовских военных академиях.

Видимо, это именно те «офицеры», которые накануне Майдана обучались военному делу и тактике уличного противостояния в тренировочных лагерях Прибалтики и Польши.
«Наводит мосты» киевский режим и с Румынией. В планах Киева – присоединение к румыно-болгарской армейской бригаде. В целом сближение Киева, Бухареста и Кишинёва создаёт дополнительные факторы неопределённости для Приднестровья (треть граждан которого, к слову, обладает украинским гражданством), вынужденного жить последние два с половиной года в условиях экономической блокады. Ещё в марте 2015 го Порошенко на встрече со своим румынским коллегой Клаусом Йоханнисом неожиданно заявил о договорённостях по поводу «координации наших действий по Приднестровью, чтобы содействовать размораживанию этого конфликта и помочь суверенной и независимой Молдове восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион в Молдову».

Участие же румынских и молдавских военнослужащих в летних украино-американских учениях «Sea Breeze – 2016» в Одесской области не добавляет оптимизма непризнанной республике, расположенной на левом берегу Днестра. Высказывание главы Минобороны Молдовы Анатолия Шалару недвусмысленно указывает на внешнеполитические приоритеты Кишинёва: «Главная проблема для Молдовы – незаконное пребывание российских войск в восточной части страны. Этот вопрос рассматривался на Варшавском саммите НАТО».
В данном случае России необходимо держать руку на пульсе событий, поскольку целый комплекс субъективных и объективных факторов может подтолкнуть украинское и молдавское военно-политическое руководство к военной авантюре против ПМР.

Проект, обречённый на крах

Ещё в 2012–2013 годах, когда шла дискуссия относительно вектора интеграции Украины, европейского либо евразийского, украинские евроскептики акцентировали внимание на том, что в практической плоскости евроинтеграция будет означать втягивание Украины в орбиту влияния соседних государств – «младоевропейцев». Равняться на эти страны Украине смысла нет: примеры евроинтеграции государств «Новой Европы» стали притчей во языцех, прочно ассоциируясь с деиндустриализацией и бесповоротной утратой социального капитала. Несколько выбивается из этого ряда Польша, из которой Запад пытался (результаты получились неоднозначными) сделать «витрину» бывшего соцлагеря, однако очевидно, что ведущие государства Евроатлантики уже далеко не в той финансово-экономической и политической «форме», чтобы дотировать Украину на уровне её западного соседа.

Впрочем, Польша, Румыния, Прибалтика (в меньшей степени) – лишь ситуативные союзники киевского правительства, объединённые как американоцентризмом элит, так и возможностью подзаработать, спекулируя на теме «сдерживания московского империализма». Слишком уж велики противоречия Украины со своими соседями: c Румынией – из-за паспортизации Бухарестом этнически родственного населения Черновицкой и Одесской областей, с Польшей – из-за вопросов совместного прошлого, а также из-за возможности начала процедуры реституции собственности.

В конечном итоге распад подобной «младоевропейской» коалиции с участием Украины – вопрос времени, а не принципа. А это будет означать не просто полное банкротство Киева на международной арене, но и высокий риск предъявления территориальных претензий к Украине со стороны Бухареста и Варшавы.

Денис Гаевский


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://news-front.info/

Похожие новости

comments powered by HyperComments
Выбор редакции
    comments powered by HyperComments