Смолоскипы и спалахуи: Они пели для немцев

0 617
0


Как уже давно и хорошо известно, у бандерлогов и самостийников, начиная с момента нежданно-негаданно свалившейся «незалежности», образовался огромный дефицит национальных героев. По понятным причинам им не подходят советские герои Украины. 

Академики Патон и Люлька, полководцы Рыбалко, Лелюшенко, Москаленко, истребитель-ас и трижды Герой Иван Кожедуб, командир партизанского соединения и дважды Герой Ковпак. Биографии этих людей слишком хорошо известны, да и сами эти люди слишком советские, чтобы путём нехитрых манипуляций удалось натянуть на них капелюх с шароварами в утилитарно-пропагандистских целях.

Именно поэтому свидоменькие, через накачку в СМИ и стараниями всяческих вятровичей, принялись вытеснять настоящих героев Украины, а заодно заполнять образовавшиеся пустоты откровенным шлаком: яростно отбеливать и азартно набивать новым содержанием угрюмые чучела Петлюры, Бандеры, Шухевича и тому подобных палачей.

Создав верхний этаж симулякров, достойный музея восковых фигур мадам Тюссо, ловкачи принялись заполнять нижестоящие ярусы рядовыми страдальцами и страстотерпцами, поскольку выстраивать иконостас новых святых из одних только кое-как отмытых палачей – тоже не комильфо. Нужна толика сакральных жертв из человечков пониже рангом, вроде «хэроев небесной сотни».

Так, из пыльных углов на белый свет вытаскиваются совсем уже специфические личности, вроде Телиги, Гирныка, Макуха и прочих, давно канувших в Лету, фрических умертвий.

Елена Телига (Шовгенова) – мало кому известная украинская литераторша из семьи московских интеллигентов. Женщина совершенно непримечательной судьбы. Переезд на Украину в мае 1917 года, посредственная учёба в киевской женской гимназии Дучинской, эмиграция с родителями в Чехию после бесславного краха УНР. В эмиграции познакомилась с будущим мужем – бывшим сотником армии УНР. Постепенно попала под влияние оуновцев и втянулась в их окружение, став впоследствии членом ОУН(м).

С началом войны возвращается в оккупированную гитлеровцами Украину, в Киеве пописывает в известный коллаборационистский листок «Украинское слово». Легально служит оккупантам, но в 1942 году арестована полицией безопасности за самовольный выпуск националистического издания «Литавры», ратующего за самостийность и «возрождение украинской культур-мультур от большевистского гнёта». По легенде, расстреляна немцами в Бабьем Яру, хотя сбежавший в Аргентину киевский бургомистр Форостовский, хорошо знавший «пысьмэнницу», сильно понижает накал героизма, утверждая, что экзальтированная дама просто перерезала себе в камере вены, не дожидаясь решения германских кураторов.

Елена Телига откопана и вытащена на белый свет в середине 90-х, поднята на щит «оранжевыми» и признана бандерлогами внезапно оуновской версией Зои Космодемьянской.

Аналогия столь же невразумительная, сколь и кощунственная, но других «героев» у свидоменьких нет – приходится напомаживать то, что имеется.


Очевидно, что арест издательницы оуновского агитационного листка в оккупированном Киеве носит скорее превентивный характер – чтобы увлёкшаяся дама малость проветрила мозги и прекратила играть в ненужные хозяевам игры. Всё, что случилось с Телигой дальше – уже совершенно неважно, даже если бывший бургомистр Форостовский соврал. Коллаборационисты в глазах немцев изначально были расходным материалом, и поэтому ставить Телигу в пантеон героев – значит откровенно натягивать сову на глобус.

Что касается Олексы Гирныка, то с этим деятелем «всё ясно». Бывший западенский оуновец, попавший в поле зрения НКВД сразу после воссоединения Западной Украины с УССР. Отсидел 8 лет за подрывную деятельность. После выхода из мест заключения осел в Калуше и вёл тишайший образ жизни: женился, работал глинокопом, каменщиком, бухгалтером. В 1972 году вышел на пенсию. В январе 1978 года приехал в Канев, что под Киевом, нашёл могилу Тараса Шевченко, облился бензином и самовоспламенился, после чего ударил себя ножом в грудь, чтобы не сильно страдать. Перед смертью разбросал вокруг собственноручно написанные листовки.

 

По свидетельствам знавших Гирныка людей, мужик примерно за год до самоубийства повредился в уме и тайком от руки написал более тысячи листовок. Уже одно это заставляет подозревать, что заурядного и не отсвечивающего целых 30 лет бандерлога в конце жизни негромко посетила дурочка, и дядечка в самом козырном случае тянет разве что на дарвиновскую премию, которую на тот момент ещё не успели учредить.

Гирнык был извлечён из чулана в 1992 году, на место его  самосожжения было устроено паломничество. С приходом Ющенко, сгоревший шизик был обсыпан посмертными почестями в качестве Героя Украины и учреждением именной премии «за украиньське видродження».

Ещё про одного «прометея» свидомый паноптикум вспомнил и раскопал относительно недавно. 5 ноября 1968 года на Хрещатике самовоспламенился некто Василь Макух. Самоубийство носило явный политический подтекст, поскольку произошло не просто накануне празднования 51-й годовщины Великого Октября, но и было связано с вовремя разогнанным чешским «майданом», более известным под названием «Пражская весна».

Людей, пытавшихся погасить пламя на  «хрещатикском смолоскипе», биографы Макуха называют «сексотами в штатском», что очень закономерно для майданутых: сакральная жертва должна обязательно сдохнуть во славу «европейского выбора».

Через два дня, не приходя в сознание, Макух приказал нацюкам долго жить, уйдя в «Подземный курень» Бандеры.

Что такое был этот самый Васыль Макух? Галицийский селянин из-под Львова, 1927 года рождения. Согласно официальной биографии, вовлечён в ряды УПА родным отцом. В 25-летнем возрасте осужден на 10 лет за бандитизм, как пишут биографы, «енкаведистами». Конечно-конечно, НКВД в 1952 году! Хорошо ещё, что не Тайный приказ царя Петра Великого.

После отсидки, встретил в ссылке будущую жену. Как сообщают, прочувствованно шмыгая носами, всё те же биографы, «он встретил девушку Лиду из Днепропетровска, осужденную за то, что подростком, попав в оккупацию, пела перед немцами, чтобы выжить».

 
Ну, это мы уже проходили. «Пела перед немцами и посажена ни за что» – это до тех пор, пока не стряхнёшь пыль с материалов уголовного дела. А как стряхнёшь и изучишь, так непременно кувшинное холуйское рыло при оккупантах обнажится.

В общем, встретились двое «невинно пострадавших».

Дальше – гуще. В Днепропетровске, где обосновалась парочка, окружающие знали Макуха, как упоротого националиста. То, что Макух общался с окружающими строго на украинском – это лирика и его личное дело. В Левобережье на это никогда не обращали особого внимания – пусть хоть на суахили розмовляет, лишь бы жить не учил. Но биографы всерьёз рассказывают о том, что Макух ходил по властям и требовал открытия украиномовных детсада и школы для своих детей.

Эта дешёвая и тупая фигня явно рассказана с целью ещё пуще загадить мозги тем, кто родился после 1985 года. В 1968 году отсидевшим упашам давно разрешили покинуть места ссылки. Так что, кто хотел – вернулись в свои Стрый, Коломыю или Калуш. Хочешь жить среди себе подобных – езжай в родное село и не ходи в чужой монастырь со своим бандеровским уставом.

Кроме того, выбивающие слёзы сапогом лжецы намеренно вычёркивают медицинский факт, что во всех детских учреждениях УССР дети в обязательном порядке изучали украинский язык и литературу. В школах – со 2 класса и до конца учёбы. Украинская литература входила в список обязательных выпускных экзаменов русских школ. В Крыму, на Донбассе, в Днепропетровске, Харькове  –  где угодно. Рассказывать, что в УССР вообще не существовало украинских школ – наглое рыжемордое враньё.

В Киеве, Центральной и Западной Украине, украинские школы существовали наравне с русскоязычными. Создавать украинскую школу и детсад в Днепропетровске, русскоязычном на 99%, специально для детей Макуха – немного слишком наглая предъява. Особенно на фоне того, что сегодня победившие Макухи лишают русских детей в русскоязычных городах Украины возможности учиться на родном языке и даже общаться на нём в повседневной жизни.

Сами же биографы Макуха, описывая житие своего кумира, невольно лепят из него не просто упоротого шароварника, но ещё и параноика. Особенно интересны показания вдовы «хэроя»:

«Он постоянно повторял: «У меня задание. Я погибну». «Он сознательно готовился к самосожжению много лет». И даже, якобы, специально не хотел официально оформить брак, чтобы жене было легче жить после его самоубийства. Рассказы вдовицы о том, что в КГБ её не тронули, ибо сама-то лично ничего не знала, зато «насмерть забили» сестру «спалахуя», оставим на совести рассказчицы, «певшей для немцев». Вишенкой на торте стало признание вдовы, «только побывав через много лет на родине мужа, я узнала, что он был за человек». Прэлэстно, прэлэстно!

Сообщается также, что перед смертью Макух ездил в родное село и привёз оттуда канистру бензина. Не знаю, кто здесь б0льший идиот: биографы, на тупом серьёзе рассказывающие подобную чушь, или Макух, тащивший канистру бензина за сотни километров. Если это действительно так, то Макуха его жене давно надо было сдать в заботливые руки психиатров. Как будто в Киеве нельзя было купить ведро бензина у какого-нибудь водителя самосвала. Скорее всего, в родном селе, Макуха, человека с неустойчивой психикой, обработали вылезшие из схронов и затаившиеся до времени подельники, предложившие совершить резонансное самоубийство, прекрасно зная, как подобные скандалы болезненны для руководства послесталинского СССР.

Что тут ещё можно добавить? К пантеону «незалежных хэроев», к палачам и упырям добавились коллаборационисты и неадекваты, выдаваемые по нужде за святых. Для чего это нужно вятровичам и прочим пропаг...онам – к бабке ходить не надо. Эти создатели героических симулякров на зарплате прекрасно знают, из чего ваяют свои «шедевры». Другое дело, насколько низкий уровень критического восприятия должен быть у потребителей всей этой некрофильской и насквозь шизанутой кунсткамеры, чтобы на полном серьёзе воспринимать зомби-парад в качестве всамделишных героев и святых.


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://www.politnavigator.net/

Похожие новости

Выбор редакции