Польская ностальгия по землям Украины. Зачем Порошенко подыгрывает Варшаве?

0 432
0


15 августа в Варшаве помпезно отметили День Войска Польского, установленный в честь «чуда на Висле». О том, что Варшавская битва стала следствием оккупации польскими войсками Киева, не вспоминали.


Об этом пишет в авторской колонке западноукраинский политолог Олег Хавич.






Очень символичным выглядело участие в военном параде в столице Польши знаменосной группы Вооруженных сил Украины (кстати, впервые с 2008-го). Конечно, это было не полноценное военное подразделение, которыми на параде были представлены США, Канада, Великобритания и Румыния, но в ряду знаменосцев из армий Германии, Испании, Венгрии и Хорватии украинские были единственными представителями не из стран НАТО, и вообще смотрелись неплохо.



Да и министр обороны Украины Степан Полторак получил в Варшаве весьма радушный прием: его польский коллега Антоний Мачеревич не только провел с ним полноценные переговоры, но и вместе с киевским гостем возложил венки к могилам воинов армии УНР, похороненных на варшавском кладбище «Воля».
Таким образом, недавнее заявление главы МИД Польши Ващиковского о том, что он не видит в Украине роста националистических настроений,  вроде бы свидетельствует о потеплении официальных польско-украинских отношений.

Напомню, что праздник Войска Польского отмечается в память о Варшавской битве, которая состоялась в августе 1920 года между Красной Армией и Войском Польским. 15 августа в ходе сражения произошел перелом в пользу Войска Польского, и армия под командованием Тухачевского отступила от Варшавы. На следующий день польские войска под командованием маршала Пилсудского и генерала Галлера перешли в наступление, но именно 15 августа считается днем «чуда на Висле».
В эти дни и на Украине (чаще), и в Польше (реже) говорили о роли украинских солдат и военачальников, которые в рядах Войска Польского сражались против Красной Армии — генералов Владимира Сальского, Омельяновича-Павленко, Марка Безручко (оборонявшего Замосць).


Генералы армии УНР В. Сальский и М. Безручко

Однако ни в Киеве, ни в Варшаве очень не любят вспоминать о том, вследствие каких именно событий Красная Армия в августе 1920-го оказалась на окраинах польской столицы.

Формальным началом истории II Речи Посполитой (1918-1939) считается 11 ноября 1918 года, когда в день подписания Компьенского мирного соглашения польские отряды разоружили немецкий гарнизон в Варшаве, и вернувшийся из немецкого плена революционный лидер Юзеф Пилсудский принял военную власть из рук Регентского совета Королевства Польского.
Однако ни статус Польши, как самостоятельного государства, ни её границы Компьенским соглашением ещё не были определены. Окончательно судьба Польши была определена только 28 июня 1919 года Версальским мирным договором, подписанным государствами-победителями в Первой мировой войне и капитулировавшей Германией.

Приложением к Версальскому договору стал так называемый Малый Версальский договор, подписанный США, Великобританией, Италией, Францией, Японией с одной стороны и Польшей – с другой. Малый Версальский договор официально признавал независимость Польши, однако вопрос о границах нового суверенного государства не решал. В договоре только указывалось, что они «должны быть обозначены позднее главными союзными державами», позиции которых постоянно менялись.

К примеру, первоначально державы-победительницы обещали передать УНР Восточную Галицию вместе с Львовом и Хелмом, но когда к лету 1919-го польским войсками удалось занять всю Галицию, государства Антанты отнеслись к этому событию «с пониманием», и передали эти территории Польше.

В это время польская дипломатия вела переговоры с Россией — как с «белой», так и с «красной», — с формальным требованием признать восточные границы Польши по состоянию на 1772 год. Многомесячные переговоры с Деникиным, которые вел личный представитель Пилсудского генерал Карницкий, закончились провалом. К удивлению поляков, Деникин, сам наполовину поляк (его мать — урождённая Вжесиньска), прекрасно говоривший по-польски, категорически отверг все претензии поляков на исконно российские по его мнению земли, и отказался от союза с ними и УНР против советской, но все же России.

При этом Ленин, во что бы то ни стало стремившийся к мирной передышке и перегруппировке сил перед новым этапом мировой революции, предложил полякам «мини-Брест», в дополнение к тем землям, которые они уже к тому времени заняли — нынешние Хмельницкую и часть Житомирской областей Украины, а также Минск. Однако за 70 лет до Збигнева Бжезинского Юзеф Пилсудский был уверен, что Россия перестанет быть империей и угрожать безопасности соседних стран только при условии, если из-под ее власти будет вырвана Украина.

Поэтому Пилсудский дожидался разгрома войск Деникина Красной Армией, а сам в это время готовил широкомасштабное наступление против большевиков, целью которого было формирование буферного и полностью подконтрольного Польше  украинского государства.

21 апреля в Варшаве министры иностранных дел Польши и Украинской народной республики подписали договор, который принято называть пактом Пилсудского-Петлюры. Согласно этому документу, большинство пунктов которого были объявлены тайной, УНР отказывалась от Галичины и Волыни (которые были формально включены в ее состав «Актом Злуки» 22 января 1919-го).

О «равноправности» сторон свидетельствует концовка договора: «Подписано в 2-х экземплярах на польском и украинском языках, с условием, что в случае возникновения сомнений, международным будет считаться польский текст».

Неотъемлемой частью договора был объявлен еще более секретный документ — «Военное соглашение между Польшей и Украиной», которое подписали 24 апреля. Статья третья соглашения гласит: «Совместные польско-украинские акции против советских войск на территории правобережной Украины, расположенной на восток от нынешней линии польско-большевистского фронта, осуществляются… под общим командованием польских войск».

Кроме этого, соглашение возлагало на украинских союзников снабжение польских войск на территории УНР продовольствием на основе норм питания, принятых в Войске Польском, а если же поставки придется обеспечивать польскому правительству — они засчитываются в долг правительства УНР.

Уже 25 апреля 1920 года польские и петлюровские войска атаковали позиции Красной Армии по всей протяженности украинской границы.

Очень скоро произошло «чудо на Днепре»: 7 мая в Киев вступили кавалерийские части Войска Польского, 8-го мая вошла пехота, а 9 мая генерал Рыдз-Смиглы принимал на Крещатике «парад победителей-освободителей». Дальше — пространная цитата из рассказа Михаила Булгакова «Киев-город»:

«Полтора месяца они гуляли по Киеву. Искушенные опытом киевляне, посмотрев на толстые пушки и малиновые выпушки, уверенно сказали:
— Большевики опять будут скоро.
И все сбылось как по писаному. На переломе второго месяца среди совершенно безоблачного неба советская конница грубо и будённо заехала куда-то, куда не нужно, и паны в течение нескольких часов оставили заколдованный город. Но тут следует сделать маленькую оговорку. Все, кто раньше делали визит в Киев, уходили из него по-хорошему, ограничиваясь относительно безвредной шестидюймовой стрельбой по Киеву со святошинских позиций. Наши же европеизированные кузены вздумали щегольнуть своими подрывными средствами и разбили три моста через Днепр, причём Цепной — вдребезги…
Не унывайте, милые киевские граждане! Когда-нибудь поляки перестанут на нас сердиться и отстроят нам новый мост, еще лучше прежнего. И при этом на свой счет. Будьте уверены. Только терпение»…

Польские войска пробыли в Киеве до 10 июня 1920-го, а уже 12 июня в город вошла Красная Армия. Но если Пилсудского Украина интересовала как буфер против России, то для большевиков и она, и Польша были лишь плацдармом для мировой революции.

«Через труп белой Польши лежит путь к мировому пожару. На штыках понесем счастье и мир трудящемуся человечеству. На Запад! К решительным битвам, к громозвучным победам! Стройтесь в боевые колонны! Пробил час наступления. На Вильну, Минск, Варшаву — марш!» — написал командующий Западным фронтом РККА Тухачевский в своём известном приказе от 2 июля 1920-го.

Запад, несмотря на непризнание Советской России, попытался предложить Москве уступки: 11 июля 1920 года британский министр иностранных дел лорд Керзон направил наркому иностранных дел РСФСР  Чичерину ноту с предложением начать польско-российские мирные переговоры и установить границу по этнографической линии проживания польского и непольских народов (т. н. «Линия Керзона»), которая, в сущности, ничем не отличается от нынешней границы Польши с Украиной и Белоруссией. Однако 16 июля пленум ЦК РКП(б) отверг предложение Керзона и принял решение о продолжении «Красного марша»: установлении советской власти сначала в Польше, а затем — в Германии.
Однако вследствие «чуда на Висле» поставленные тогда Москвой задачи удалось решить только через 25 лет, причем в случае Германии — лишь частично. Да и продержалась советская власть в Восточной Европе чуть больше 40 лет.



Поэтому неудивительно, что в той же Польше, которую вполне устраивают полученные благодаря России западные границы-1945, в последние годы все чаще говорят о возвращении восточных границ-1921, которые были впервые описаны еще в пакте Пилсудского-Петлюры. Что самое парадоксальное — реваншистские амбиции Варшавы де-факто поддерживают в Киеве.

Еще в ноябре 2014-го в Виннице была открыта мемориальная доска в честь состоявшейся здесь 16-17 мая 1920-го встречи Петлюры и Пилсудского.



14 октября в этом же городе запланировано открытие первого в Украине полноценного памятника Петлюре, который все увереннее занимает третью позицию в пантеоне героев современной Украины, после Бандеры и Шухевича. Однако те хотя бы не подписывали документов об отказе от части территории Украины, в отличие от Петлюры… и нынешних украинских политиков.
20 октября 2016 года Верховная Рада Украины совместно с Сеймом Польши приняла «Декларацию памяти и солидарности», которой, в частности, осуждается пакт Молотова-Риббентроппа.
Решение может иметь непрогнозируемые последствия, поскольку именно вследствие этого пакта Украина поучила нынешние границы не только с Польшей, но и с Румынией.

Зачем подобные документы Варшаве — вопрос риторический, а вот зачем в Киеве приближают для Польши очередное «чудо на Днепре» — рационально ответить трудно. Может, действительно поверили Булгакову и надеются, что поляки достроят Подольский мост, который возводят вот уже почти 15 лет?…

По материалам: http://www.politnavigator.net/

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

Похожие новости

Добавить комментарий

Войдите с помощью соцсети.
Или комментируйте как гость. Политика конфиденциальности

  • ah1n1angelangryapplausebazarbeatbeer2
    beerblindbokaliboyanbravoburumburumbye
    callcarchihcrazycrycup_fullcvetok
    dadadancedeathdevildraznilkadrinkdrunk
    druzhbaedaelkafingalfoofootballfuck
    girlkisshammerhearthelphughuhhypnosis
    killkissletsrocklollooklovemmmm
    moneymoroznevizhuniniomgparikphone
    podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopaprey
    privetprostitequestionroflroseshedevrshock
    silaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutili
    snegurkaspasibostenastopsuicidetitstort
    tostuhmylkaumnikunsmileuravkaskewakeup
    whosthatyazykzlozombobox

Выбор редакции