Тереза Мэй угрожает Европе Путиным и требует денег

0 435
0


Далеко не новое, но все никак не стареющее клише украинской пропаганды, которая вот уже несколько лет объясняет жителям Украины, что "нужно терпеть все (рост цен на газ, президента Порошенко, гей-парады и так далее. — Прим. ред.), а то Путин нападет" вдруг обрело новую страну пребывания.

Теперь "путинская угроза" активно применяется правительством Терезы Мэй для того, чтобы принудить Евросоюз к уступкам в переговорах по выходу Великобритании из Евросоюза. Это можно было бы принять за шутку, если бы вполне респектабельные западные СМИ, такие как американское агентство деловой информации Блумберг, не сообщали о том, что именно "аргумент Путина" стал в последнее время любимым инструментом давления Лондона на Брюссель. Более того: есть обоснованные подозрения, что дальше будет только хуже, в том смысле, что желающих использовать "российскую угрозу" в качестве инструмента доступа к европейским деньгам будет становиться все больше и больше.

В заголовке своей недавней статьи о ходе переговоров между Лондоном и Брюсселем агентство Блумберг сообщает, что "Великобритания ссылается на ликование Путина как на причину, из-за которой должна быть заключена сделка по выходу из Евросоюза". Казалось бы, где Брекзит и где "ликование Путина"? Логическая схема британских дипломатов выглядит довольно замысловатым образом.

Вот их аргументы: Путин желает Великобритании зла и вообще он "хайли лайкли" отравил Скрипалей (да, британскому МИД до сих пор не стыдно апеллировать к этому фарсу). Если Брюссель сильно обидит Лондон и лично Терезу Мэй в процессе переговоров по выходу Великобритании из Евросоюза, то есть заставит Лондон платить несколько десятков миллиардов евро в виде штрафов и закроет для Великобритании европейский рынок, то Путин якобы будет испытывать то самое "ликование", о котором пишут в своих заголовках американские журналисты. Предполагается, что делать приятное российскому президенту ни в коем случае нельзя, а значит, сделка должна быть заключена на самых выгодных для Великобритании и Терезы Мэй условиях.

Вероятно, негативная реакция европейских переговорщиков на стратегию и тактику британских визави вызывает в Лондоне определенный дискомфорт и сугубое непонимание. Как сообщает тот же Блумберг, "Евросоюз настаивает на том, что у Великобритании не может быть такой же уровень интеграции, как и у стран — членов Евросоюза. Дипломатический источник из британского правительства, который участвует в брюссельских переговорах, утверждает, что жесткий развод и будущие отношения, которые не работают на пользу ни одной из сторон, будут поражением для всех.

Он же утверждает, что только Кремль и правительства других стран, которые не любят европейскую демократию, будут счастливы из-за этого. Великобритания испытывает фрустрацию из-за того, что многие британские предложения касательно отношений с ЕС после выхода Великобритании из него сразу же отвергаются Еврокомиссией".

Видно, что сама мысль, что кто-то не готов подчиниться требованиям Лондона и что в Европе есть политики, спокойно реагирующие на перспективу удовольствия России из-за страданий Мэй. Это источник постоянной фрустрации для британского правительства, а из постоянной фрустрации может развиться настоящий невроз с непредсказуемыми последствиями.

Самым неприятным из них будет желание повторить "дело Скрипаля" на бис, так как его результаты до сих пор воспринимаются британской дипломатией как серьезный успех. В это трудно поверить, но даже сейчас, после полной дискредитации официальной версии британского правительства, Борис Джонсон апеллирует к "делу Скрипаля" для того, чтобы доказать островной аудитории, что "никакой изоляции Великобритании после Брекзита на самом деле нет" и что весь мир с Лондоном. Более того, скандал вокруг "отравления века" используется упомянутым министром как аргумент в пользу того, что международное влияние Великобритании находится на очень высоком уровне.

Джонсон прямо заявляет об этом в своей свежей программной статье про Брекзит, которая была опубликована 22 июня в The Sun:

"Что до британского влияния — посмотрите на то, как мир ответил на попытку убийства Скрипалей. В беспрецедентном жесте дипломатического сочувствия 28 стран выслали российских шпионов в знак протеста против бессердечного использования невропаралитического газа "Новичок" в Солсбери. Нам говорили, что Британия будет изолирована. Нам говорили, что у нас не будет друзей. Нам говорили, что мы потеряем смелость. Да что они знают про эту страну и ее дух? Это — дух новой Глобальной Британии — уверенной, открытой, интернациональной, свободно торгующей, — Британии, которую мы строим в правительстве под руководством Терезы Мэй".

На полях этой трогательной тирады Бориса Джонсона стоит отметить, что тезисы "Великобритания — очень влиятельная страна" и "Великобритания вынуждена использовать предполагаемую "радость Путина" в переговорах с Брюсселем" невозможно логически состыковать. Понятно, что, когда Еврокомиссия занесла меч над лондонским Сити и готовится фактически уничтожить британский банковский сектор, лишив его доступа к европейскому рынку, британские дипломаты приплетают к переговорам хоть Путина, хоть марсиан, хоть рептилоидов, но при чем тут британское влияние? Его нет. Есть унижение страны, которой очень не хочется терять доходы и влияние, которое ей обеспечивает тот самый Сити. Цена выхода Великобритании из Евросоюза, в том случае, если Еврокомиссия не уступит Терезе Мэй, — примерно 5,3 триллиона фунтов (то есть примерно шесть триллионов евро) — именно столько европейских активов находятся под управлением британских банков, которые вскоре будут лишены права это делать и соответственно не смогут на них зарабатывать.

В январе этого года делегация представителей самых влиятельных лондонских банков посетила Брюссель и представила Еврокомиссии свои предложения о сохранении своего доступа к европейскому рынку (а по сути — контроля над ним). Это предложение было полностью отвергнуто. Один из британских высокопоставленных банкиров тогда заявил агентству Рейтер, что "это было наше лучшее, и если честно — единственное предложение. У нас нет плана Б". Прошло шесть месяцев, и план Б был найден — это призыв к Еврокомиссии сохранить за британскими банкирами триллионы евро ради того, чтобы Владимир Путин ни в коем случае не смог порадоваться британским проблемам.

Если это лучшее, на что сегодня способна хваленая британская элита, то вполне возможно, что мы видим закат когда-то великой империи. Без ее влияния в Европе всем будет лучше и намного спокойней.

Читайте также: В Госдуме рассказали, кому будет нужна Белоруссия в случае потери независимости

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.


По материалам: https://ria.ru/

Похожие новости

Добавить комментарий

Войдите с помощью соцсети.
Или комментируйте как гость. Политика конфиденциальности

  • ah1n1angelangryapplausebazarbeatbeer2
    beerblindbokaliboyanbravoburumburumbye
    callcarchihcrazycrycup_fullcvetok
    dadadancedeathdevildraznilkadrinkdrunk
    druzhbaedaelkafingalfoofootballfuck
    girlkisshammerhearthelphughuhhypnosis
    killkissletsrocklollooklovemmmm
    moneymoroznevizhuniniomgparikphone
    podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopaprey
    privetprostitequestionroflroseshedevrshock
    silaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutili
    snegurkaspasibostenastopsuicidetitstort
    tostuhmylkaumnikunsmileuravkaskewakeup
    whosthatyazykzlozombobox

Выбор редакции