"Нас изначально подставили". Активисты Майдана о начале "революции достоинства"

0 688
0


Пять лет назад, 21 ноября 2013-го, прозвучал призыв к Майдану. Выглядело все безобидно, даже шутливо: «Берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей».

Но дальнейшие события были мрачными: драки митингующих, захват зданий, стрельба в центре Киева, погибшие. РИА Новости побеседовало с очевидцами — теми, кто был на баррикадах «революции достоинства».

«Поддались атмосфере Майдана»

Поэтесса Евгения Бильченко в ноябре 2013-го пришла на площадь Независимости в Киеве вслед за студентами своего университета. Хотела присмотреть за молодыми людьми, которые отправились на Майдан с большим энтузиазмом. «Я не могла их бросить», — объясняет она. В «революции достоинства» разочаровалась не сразу. В 2015-м побывала в зоне боевых действий в Донбассе. «Увидела, кто там и в кого стреляет. АТО (антитеррористической операцией Киев называл боевые действия на юго-востоке страны. — Прим. ред.) считаю продолжением всего, что началось на Майдане», — отмечает поэтесса. И теперь она оценивает те дни совершенно по-другому.

«Каждый видел в Майдане то, что хотел увидеть. В целом все вышли бунтовать против надоевшей власти, — продолжает Бильченко. — Но кто был на Майдане и кто его режиссировал — политики, пришедшие к власти на этой волне, и националисты. Революцию делали либералы, которые намеревались использовать правых и выбросить их. Потому что неудобно перед Западом с такими «активистами».

Но многие приходили со стороны, они не видели того, что было «за сценой». В угаре они поддавались атмосфере Майдана».

По этой причине, полагает Бильченко, активисты «со стороны» потом почувствовали разочарование. «Есть два описания Майдана. Первое — чистую революцию использовали некие «злые силы», сменившие прекрасных романтиков. Второе — Майдан спровоцировали, а романтиков подставили. Многие участники Майдана предпочитают вторую версию, чтобы сохранить свою веру и идентичность. А есть разочарованные типа меня», — говорит поэтесса.

Как Порошенко залез на бульдозер

Роман Стригунков покинул Россию осенью 2013-го. В родном Белгороде против него хотели возбудить уголовное дело за экстремизм, вот он и решил посмотреть, как творится уличная политика на Украине. Прошел весь путь революционера и очевидца переворота — от первых баррикад до выстрелов на улице Грушевского в феврале 2014-го. В конце концов остался на Украине, в декабре 2017-го его заочно осудили.

«На Майдане я появился в декабре. На Банковой улице уже стоял бульдозер с Корчинским (лидером запрещенной в России партии «Братство» Дмитрием Корчинским. — Прим. ред.).

На этот же экскаватор полез Порошенко, а его оттуда скинули. Он попытался толкнуть речь, но его никто не хотел слушать, ему кричали «На *****!» («Пошел вон!» — Прим. ред.) и тому подобное», — делится воспоминаниями о начале революции Стригунков.

Там он познакомился со многими активистами. «Был Сашко Билый — Музычко, он очень прилично говорил на русском. Парни из УНА-УНСО (запрещенная в России организация), харьковской правой организации. Украинские националисты уже тогда понимали, что просто так Майдан не закончится, будет заварушка», — говорит Стригунков.

В начале декабря активисты захватили киевскую мэрию. «Беркут» (спецподразделение. — Прим. ред.) или внутренние войска попытались вытеснить нас из здания. Их в ответ поливали водой из брандспойтов, на морозе это очень ощутимо.

Но они не очень-то упорствовали, погрузились в свои автобусы и уехали. Вообще, до выстрелов на улице Грушевского в феврале 2014-го ожесточения и сильного противостояния не было. Хотя стычки и попытки разгона происходили постоянно», — отмечает Роман.

Готовиться к уличным боям активисты начали после Вильнюсского саммита в ноябре 2013-го. Появились первые баррикады.


«Таскали эти мешки с песком. Потом башню построили, где дежурил часовой. Такое впечатление, что все делалось для телевизионной картинки. Какой толк от мешков с песком или башни в драке с «Беркутом»?» — недоумевает Стригунков.

«Потом мы заняли здание Федерации профсоюзов. Его работники ходили по коридорам, перешагивая через нас, и ругались: нацисты, дебилы, бандеровцы, — продолжает Роман. — Еще нам блокировали возможность подвозить что-то к Майдану и вывозить. А «ватники» в своих блогах выли: мол, загадили Майдан. Но нашим волонтерам не позволяли убирать отходы».

«Еще меня возмущает сказка про наркотический чай. Это был просто чай с имбирем», — уточняет Роман.

Стригунков не застал первый день Майдана, зато успел поучаствовать в его самых первых акциях — вместе с другими революционерами крушил памятник Ленину.

Вполне вероятно, что баррикады из мешков с песком строили не только для телекартинки. Активисты Майдана постоянно провоцировали силовиков. Закончилось все стрельбой. Мешки с песком — защита от пуль. Возможно, в штабе Майдана сразу планировали и такой сценарий.

«Прокуратура не желает предоставлять эти данные»

От имени противников Майдана, бойцов «Беркута», выступает адвокат Александр Горошинский. Он защищает в суде бывших спецназовцев. Его подопечным вменяют в вину то, что произошло уже во время кровавой развязки — в феврале 2014-го. «Моих подзащитных — пятерых человек — обвиняют в 48 убийствах и 80 покушениях на убийство, — говорит юрист. — Данных, которые бы свидетельствовали, что бойцы «Беркута» имели какое-то отношение к оружию, из которого велся огонь, нет».

«Приказов на применение оружия не было, и каждый сотрудник милиции в соответствии с законом «О милиции» сам принимал решение, применять его или нет. При этом больше двухсот сотрудников милиции получили огнестрельные ранения, четыре человека погибли. Это официальная информация прокуратуры. Есть множество фото- и видеодоказательств, свидетельских показаний того, как стреляли по милиционерам. Активисты Майдана массово вели огонь по сотрудникам МВД как из охотничьих ружей, так и снайперских винтовок из гостиницы «Украина», здания консерватории, гостиницы «Козацкая», Федерации профсоюзов, захваченных активистами, — перечисляет Горошинский. — Но прокуратура не желает предоставлять суду эти данные».

«Они же дети!»

Выстрелом «Авроры» для «революции достоинства» послужил твит украинского журналиста Мустафы Найема: «Встречаемся в 22:30 под Монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей».

Эту запись продолжают комментировать и спустя пять лет. Кто-то уверяет, что тогда митингующие «поступили по совести», отозвавшись на призыв Найема. Кто-то зло подводит итоги Майдана: «Выходите завтра с плакатом «Лох — это судьба».

Поводом для протеста был саммит Восточного партнерства в Вильнюсе, который начинался через несколько дней, в конце ноября 2013-го.

Официальный Киев объявил, что правительство Украины приостановило подготовку к заключению соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

Кабинет министров принял такое решение из-за требования Международного валютного фонда (МВФ) поднять тарифы на газ и отопление на 40 процентов для получения займа.

Почти сразу демонстранты установили палатки, что запрещено законом. Милиция попыталась исполнить постановление суда и разогнать палаточный городок, начались столкновения. Комендантом Майдана стал Андрей Парубий — позднее за революционные заслуги его изберут спикером Верховной рады.

Ранним утром 30 ноября произошло одно из ключевых событий Майдана — стычка милиции и митингующих на площади Независимости. Коммунальщикам надо было поставить новогоднюю елку в центре столицы. Сотрудники Министерства внутренних дел попытались вытеснить активистов с Майдана, демонстранты стали сопротивляться, завязалась драка. По версии властей, боевики экстремистских группировок спровоцировали милицию на применение силы. Оппозиция преподносила этот инцидент как «зверское избиение студентов». Травмы получили несколько десятков человек, в том числе семь бойцов «Беркута».

Этот эпизод породил еще один мем — «Они же дети!». Так воскликнула депутат Рады Инна Богословская. По версии майдановцев, подхваченной СМИ, митингующие безвинно пострадали от рук милиционеров.

После этого активисты двинулись на штурм административных зданий. Первого декабря захватили киевскую городскую администрацию и горсовет. Дом профсоюзов превратили в штаб Майдана. Активисты пытались прорваться к зданию администрации президента, начались систематические нападения на бойцов «Беркута» и внутренних войск.

Вот тогда депутат Рады Петр Порошенко и попытался взобраться на бульдозер, чтобы обратиться к толпе. Его прогнали нецензурными криками. Спустя полгода Порошенко выбрали президентом Украины.

Антон Лисицын, РИА Новости


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.


По материалам: https://ria.ru/

Похожие новости

Добавить комментарий

Войдите с помощью соцсети.
Или комментируйте как гость. Политика конфиденциальности

  • ah1n1angelangryapplausebazarbeatbeer2
    beerblindbokaliboyanbravoburumburumbye
    callcarchihcrazycrycup_fullcvetok
    dadadancedeathdevildraznilkadrinkdrunk
    druzhbaedaelkafingalfoofootballfuck
    girlkisshammerhearthelphughuhhypnosis
    killkissletsrocklollooklovemmmm
    moneymoroznevizhuniniomgparikphone
    podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopaprey
    privetprostitequestionroflroseshedevrshock
    silaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutili
    snegurkaspasibostenastopsuicidetitstort
    tostuhmylkaumnikunsmileuravkaskewakeup
    whosthatyazykzlozombobox

Выбор редакции