Футбольный Майдан: как умирает украинский футбол

0 317
0

Футбольный Майдан: как умирает украинский футболНе так давно на сайте АиФ.ru была опубликована статья о том, как медленно, но верно российский футбол начал регрессировать.
 
Одним из ключевых моментов стало бегство легионеров, связанное отчасти с новым лимитом на иностранных игроков, отчасти с ухудшившейся финансовой ситуацией во многих клубах. Причём первая причина играла более заметную роль в исходе футболистов, чем вторая. Следовательно, у России есть возможность поправить дела исключительно футбольными методами: привлечь качественных легионеров, повысить конкуренцию, улучшить узнаваемость и поднять рейтинги трансляций.

У наших соседей такой возможности нет. Кризис в украинском футболе оказался намного глубже, чем в нашей стране. Бегство иностранцев выражено куда более яркой статистикой. А причина у всего этого, в отличие от России, одна — последовавшие за Майданом политический, финансовый и экономический кризисы, которые бушуют в стране. И какие бы исключительно спортивные меры ни были приняты, делу это не поможет.

Украина и украинский футбол всегда были нам небезразличны. Вот и сейчас предлагаем подробнее разобраться, что же за процессы происходят в чемпионате у наших соседей. Мы сравним два сезона в украинской Премьер-лиге. Это будут сезон 2013/14, когда не было и намёка на гражданскую войну, и сезон 2015/16, который украинские клубы проводят уже в новых условиях.

Даже беглого взгляда на чемпионат Украины со стороны хватает, чтобы заметить хотя бы внешние изменения, произошедшие Премьер-лигой. Начать можно с количества команд. На данный момент в первенстве принимают участие лишь 14 клубов, которые играют по круговой системе.

В сезоне 2013/14 таких клубов было 16. Однако после этого последовало разорение киевского «Арсенала», который снялся прямо по ходу турнира, а также крымский референдум и выход этого региона из состава Украины. Вместе с Крымом из состава Украины вышли и две команды Премьер-лиги — симферопольская «Таврия», являющаяся первым чемпионом страны в современной истории, а также «Севастополь».

Руководство украинского футбола, конечно, могло компенсировать потерю двух команд, предоставив право выступать в высшем дивизионе командам из низшей лиги. Но для этого потребовалось бы вывести в Премьер-лигу не два клуба, как это предусмотрено регламентом, а сразу пять. Два — по правилам, один — на место разорившегося «Арсенала», и ещё два — вместо «Таврии» и «Севастополя».

Было принято решение не идти на такие крайние меры. Да, число клубов можно было бы сохранить, но насколько упал бы уровень самого футбола в стране, если бы треть команд, выступающих в высшем дивизионе и по своему составу, и по финансам, и даже по уровню инфраструктурного развития соответствовали бы низшей лиге. На Украине решено было пожертвовать количеством ради сохранения качества.

Одновременно с количеством команд пожертвовали и количеством матчей. Если 16 клубов проводили турнир в 30 туров, то 14 командам для выяснения имени чемпиона теперь требуется всего 26 игровых дней по 7 матчей в каждом вместо 8. После несложных математических вычислений становится понятно, что страна лишилась как минимум 42 матчей в украинской Премьер-лиге: по одной игре в каждом туре и двух дополнительных туров, состоящих из 8 матчей каждый.

А как быть с командами, которые вынуждены все свои домашние матчи из-за войны проводить на чужих полях?

Луганская «Заря», после пяти туров занимающая вторую строчку чемпионата, вынуждена играть в Запорожье при полупустых трибунах. Хотя «полупустые» в данном случае — лестное определение. Заполняемость трибун на матчах «Зари» составляет 8–13% от общего количества посадочных мест. На игру ходит не более 1 500 человек.

У донецкого «Шахтёра» похожая ситуация. Некогда один из сильнейших клубов Европы идёт на третьей строчке турнирной таблицы и играет домашние матчи в Одессе. Наблюдает за этим обычно 7–8% стадиона. Только на матче 5 тура против «Днепра» была зафиксирована хорошая посещаемость — 13,2 тысяч болельщиков, или 39% от общего количества посадочных мест. Но можно ли назвать домашним матч, в котором гостевых болельщиков оказывается больше, чем твоих собственных? Вот вопрос.

Бегство легионеров

Как мы уже говорили, у российского и украинского футбола есть общая тенденция — бегство иностранных футболистов. Из РФ они бегут от лимита и снижения заработка, с Украины же — от войны и финансового кризиса.

Что происходило в сезоне 2013/14? В чемпионат Украины со всего света съехались 53 иностранных футболиста, перешедших из зарубежных клубов. Переходы легионеров внутри чемпионата мы в этой статистике даже не учитываем. При этом 65 иностранцев покинули страну. Дефицит в 12 человек, не такой уж и критичный, нивелировался благодаря подрастающему поколению молодых украинских игроков. Объём трансферного рынка в 2013/14 годах на Украине составил 211,7 миллиона евро. Только на покупку игроков был потрачен 131 миллион евро. Общая же стоимость футболистов, игравших на тот момент в чемпионате Украины, составила 740,7 миллиона евро. Самым дорогим купленным игроком стал бразилец Бернард, перешедший в стан донецкого «Шахтёра» за 25 миллионов евро. Самой масштабной продажей в то межсезонье также могут похвастаться «горняки». Они отдали бразильского полузащитника Фернандинью в «Манчестер Сити» за 40 миллионов евро.

И что мы имеем в нынешнем сезоне? На Украину приехали всего 6 иностранных футболистов из клубов дальнего зарубежья — в девять раз меньше, чем за два года до этого. При этом в поисках лучшей жизни из страны уехали 25 легионеров. Отток качественной иностранной рабочей силы составил −16 человек. И если в 2013/14 году 16 клубов дефицит в 12 иностранцев могли ликвидировать достаточно легко, то теперь в среднем выходит потеря больше чем по человеку на команду.

Просели на Украине, кстати, не только количественные, но и качественные показатели. Вдумайтесь только: за всё межсезонье 2015/16 года на 14 украинских клубов была совершена лишь одна сделка по покупке игрока за деньги. Одна! Этим исключением стал 21-летний парагвайский правый атакующий полузащитник Дерлис Гонсалес, перешедший в киевское «Динамо» из швейцарского «Базеля» за 9,4 миллиона евро. Все остальные футболисты, пришедшие в украинские команды извне или по внутренним трансферам, были либо обменены, либо приобретались на правах свободных агентов — бесплатно.

Объём трансферного рынка в это межсезонье на данный момент составляет лишь 76,8 миллиона евро. Причём большая часть этой суммы — прибыль клубов от продажи легионеров за рубеж. По этому показателю украинский чемпионат идёт на третьем месте во всей Европе. Статистика в 58 миллионов, заработанных 14 клубами на трансферах, может показаться позитивной, если только не рассматривать её как утечку качественной рабочей силы, на замену которой приходят бесплатные футболисты. Почему они уходят из своих предыдущих клубов бесплатно, объяснять вряд ли надо. Был бы спрос, «за так» их никто бы и не отпустил. Но за деньги они оказались никому не нужны. Общая стоимость игроков Премьер-лиги на данный момент составляет 444,9 миллиона евро — почти на 300 миллионов меньше, чем за два года до этого.

Продажа футболистов вообще становится едва ли не единственным источником доходов для клубов, играющих в условиях жесточайшего финансового кризиса. Причём продаются исключительно иностранные игроки. За выращенных у себя дома, украинских футболистов клубы не получили ни копейки. Даже один из самых громких трансферов лета, переход Евгения Коноплянки в испанскую «Севилью», был бесплатным. У украинских клубов нет практически никаких возможностей покупать новых игроков, ведь за них нужно платить в валюте.

Если в 2013 году один евро стоил порядка 10,6 гривен, то сейчас стоимость евровалюты равна 24,4 гривнам — каждый игрок для Украины стал почти в 2,5 раза дороже. То же касается и их зарплат.
 


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: PolitCentr

Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции