Падение Рима глазами американской империи

0 345
0

Падение Рима глазами американской империи

 

Постоянное обращение Запада к римской цивилизации, навязчивое возвращение к вопросу, что тогда пошло не так и что идет не так сейчас, - признак глубокого, загнанного в подсознание комплекса, считает Дмитрий Косырев.


Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"


История нужна, дабы раз за разом убеждаться, что история ничему не учит: с этим ощущением американцы раз за разом вчитываются в хроники возвышения и гибели Римской империи. Автор только что вышедшей в США книги SPQR (то есть "Сенат и народ Рима") Мэри Бирд даже не скрывает, что перед читателем не столько историческая наука, сколько памфлет о современной Америке. Руководство о том, что делать, а чего не делать, если хотите избежать гибели нынешней империи. SPQR — не единственная книга на эту тему

и очень симптоматичная для нынешнего настроя немалой части американского общества.


Обама в роли Цицерона, Кондолиза в роли Катона


Все в этой книге делается "в лоб", иногда доходит до смешного. Мэри Бирд описывает, например, морально-юридическую проблему, возникшую перед республиканскими правителями Рима по поводу заговора Катилины: как наказать людей, которые в заговоре участвовали, но ничего плохого не успели сделать? По тогдашним законам с этим возникали проблемы.


Консулом (должность, напоминающая институт президентства США, замечают рецензенты на книгу) тогда был великий оратор Цицерон. Если до кого-то не доходит, то можно и подсказать — президент Обама тоже отлично говорит речи, и, подобно Цицерону, попал в политику как аутсайдер, новичок.


И вот Цицерон — в стиле Обамы — колеблется и тянет время, а некто Катон говорит: если виновных не казнить без суда немедленно, то Рим будет выглядеть слабым, а прочие заговорщики, оставшиеся на свободе, не сложат оружие. И пусть они еще ничего не сделали, пусть такая казнь будет незаконна… Так ведь это же Кондолиза Райс, советник Джорджа Буша по нацбезопасности, уговаривающая начать войну против Ирака в начале 2000-х годов: "проблема в том, что всегда будет неясность насчет того, насколько быстро Саддам получит ядерное оружие. Но мы не хотим, чтобы дымящийся пистолет превратился в грибообразное облако". А закон и право — ну, что закон…


И тут — вернемся в римскую эпоху — выступил молодой сенатор Цезарь (тот самый) и заявил, что люди склонны помнить лишь последние события, и если наказать подозреваемых чересчур сурово, то все забудут о том, что они сделали до того. А это кого напоминает? Чуть не дословно сенатора Джона Маккейна, который в 2005 году выступил, оказывается, против пыток военнопленных в Ираке с той же аргументацией, добавив: если пытать, то люди будут говорить, что демократии ничуть не лучше "прочих режимов". Молодец Маккейн. Правда, пытки заключенных, как мы знаем, США в Ираке очень даже практиковали.


И еще десятки таких исторических предупреждений рассыпаны по всей книге. Война II века до нашей эры против Нумидии, оказывается, показывает нынешней Америке, как плохо вести долгие войны против отдаленного и плохо изученного противника — побед достичь можно, но они слишком дорого обходятся. Или что бывает, когда (как при Каракалле в 212-м году нашей эры) предоставляешь гражданство всем нелегальным мексиканцам, то есть, простите, всем, кто на тот момент жил в границах Римской империи: бывает полвека анархии и экономического развала. А еще римляне, оказывается, знали опасность "политкорректности" (это когда нельзя называть вещи своими именами).


Откуда пошел Запад


Почему сегодня американцы, а до них британские колониалисты считали себя наследниками Рима — дело понятное. С одной стороны, тут у нас империи, включающие множество разных народов, в том числе завоеванных самыми зверскими способами, с другой — ценности и принципы управления у нас такие римские, такие идеальные, что немножко зверств можно и оправдать. И если избежать ошибок имперских предков, то вдруг получится нечто глобальное и на века?


Вопрос в том, почему же все-таки не получается. Ответов много, в том числе проистекающих из того самого Рима. Точнее, из очень странного и очень свойственного нынешней западной цивилизации выборочного взгляда на то, что такое Римская империя. И это никакая не древняя история, а более чем современная.


Книга Мэри Бирд сильно напоминает руководство к действию для современных политиков. Но заметим, что берет автор только ту часть римской истории (республиканско-цезарианскую), которая вписывается в современное западное понимание того, что такое Римская империя. То есть ее история, в данной книге обрывается году этак на 200-м. А в каком веке империя закончила свои дни? VI? Или все-таки XV?


Это вопрос не для историков. А для тех, кому интересны странности сегодняшней западной цивилизации. Она взяла у Рима сенат, законы и вообще демократию. А откуда она взяла вообще всю европейскую культуру, по сути — саму цивилизацию, сложившуюся, если присмотреться, не более тысячи лет назад? От того Рима, который имперские западники ненавидят настолько, что чуть ли не отрицают его существование.


Вот еще одна, в данном случае классическая книга, написанная англичанкой Джудит Херрин. Называется просто — "Византия". В ней предельно ясно выражена мысль: кто сказал, что с переходом города Рима к варварам Римская империя погибла? Она просто переселилась. Ведь у нее была запасная столица Константинополь, которая существовала вместе с непрерывно развивавшейся громадной римской цивилизацией еще тысячу лет после гибели самого Рима. И передавала, век за веком, постепенно формировавшейся Европе буквально все: от церемонии коронации монархов до употребления вилки при еде. В книге Херрин все это, страница за страницей, и объясняется.


Но в Британской колониальной империи этот "второй Рим" считался примером упадка и заката. В сегодняшних США или Европе — тоже. Тысяча лет упадка — как интересно. И признать ту империю истоком своей цивилизации, учиться на ее достижениях и ошибках — ни в коем случае, только на уровне Оксфорда (Джудит Херрин), но не массового мировоззрения.


Отчего так? А помните, недавно мелькнула цифра: главы двух христианских церквей — православной (то есть изначальной, той, что была сначала в Риме, потом в наследнике Рима Константинополе) и западной, католической, — не встречались со времен взаимной анафемы 1054 года? Вот оттуда все идет. И с разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 году (грабили несколько десятилетий, пока их не прогнали). И с того момента, как скормили "второй Рим" туркам в 1453 году. Это многовековая глухая ненависть, и очень немногие западники даже осознают, откуда она идет: от загнанного в подсознание, фактически, цивилизационного матереубийства.


Нынешние и прежние странности в отношении западников к России — тоже оттуда.


И постоянное обращение Запада к римской цивилизации, навязчивое возвращение его к вопросу — "что у нас тогда пошло не так и что идет не так сейчас", — это у них надолго.

 

Дмитрий Косырев.

 



Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://ria.ru/analytics/20160220/1377761470.html

Похожие новости

comments powered by HyperComments
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции
    comments powered by HyperComments