Курдофобия Эрдогана: Турция всё больше вязнет в роли регионального изгоя

0 322
0

Курдофобия Эрдогана: Турция всё больше вязнет в роли регионального изгоя

 

Практически все внешние силы, принимающие участие в сирийском конфликте, как заклинание повторяли, что военного пути решения кризиса не существует.

 

В предыдущие российско-американской договорённости по перемирию дни международные посредники пришли в этом вопросе к определённому общему знаменателю, за исключение отдельных региональных игроков, которые продолжают идти на любые ухищрения, дабы максимально затруднить деэскалацию. В этом отношении выделяется Турция с её извечной фобией по отношению к курдскому фактору на Ближнем Востоке. Именно Анкара активно сопротивлялась попыткам хотя бы на время остановить в пылающей арабской стране военные действия, лишь в последние дни «дав себя уговорить» воздержаться от вторжения на север Сирии.

 

Наряду с сомнениями относительно готовности и способности внутрисирийских сил соблюдать с 27 февраля режим перемирия, возникают схожие вопросы и по отношению к Турции. Так вышло, что турецкое руководство вместе с лидерами и полевыми командирами ряда террористических группировок, орудующих в Сирии, фактически встали в одну шеренгу противников прекращения огня. Остановись боевые действия сейчас, турки не решат свою главную проблему — недопущение продвижения YPG к южным рубежам Турции. В районе Аазаз — Джараблус почти не осталось «умеренных» террористов. А значит, следуя строго в рамках российско-американского соглашения и решений Международной группы поддержки Сирии, курды могут продолжать бить по боевикам ДАИШ и «Джебхат ан-Нусры» (запрещены в РФ — ред.), выведенных за периметр прекращения огня.

 

В свою очередь, Турция, продолжая настаивать на том, что отряды курдского ополчения Сирии («Отряды народной самообороны», YPG) — тоже террористы. Анкара всеми силами пытается в эти дни добиться для себя права продолжить вести артиллерийский обстрел позиций YPG по ту сторону границы. Таким способом Анкара решает сразу две задачи. В политическом разрезе она демонстрирует «свободу действий» на севере Сирии в соответствии со своим стратегическим интересом не позволить сирийским курдам сделать в дальнейшем заявку на автономию. В плане военной тактики удары из дальнобойной артиллерии сдерживают курдов от продвижения на Аазаз, от взятия под контроль новых территорий в непосредственной близости к турецкой границе.

 

Как нетрудно убедиться, восприятие турецкими властями ситуации в Сирии уже давно преломляется через «курдский экран». Цель свержения Башара Асада не потеряла своей значимости, но всё больше уступает место решению куда более важной для нынешнего правительства Турции задачи — нейтрализация амбиций курдов по построению основ собственной государственности в Сирии. Курдофобия турецкой правящей верхушки при этом не снискала понимания со стороны даже таких последовательных партнёров Турции в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, как Саудовская Аравия и Катар.

 

Общественное мнение в арабских странах Ближнего Востока, в их правящих кругах заметно изменилось по отношению к курдам Сирии. Усилия Анкары дискредитировать отряды YPG, выступающие боевым крылом Партии «Демократический союз» (YPG) сирийских курдов, можно считать близкими к провалу. Не помог даже пропагандистский «рывок» турок в этом начинании, последовавший за терактом в Анкаре 17 февраля, авторство над которым президент Реджеп Тайип Эрдоган и его команда пытались приписать YPG и PYD.

 

Саудовцам, катарцам и их ближайшим единомышленникам из числа арабских стран региона установление перемирия с 27 февраля, пусть и временного, с руки. Им нужна определённая передышка для прояснения ситуации по многим вопросам в Сирии. Фрагментация так называемых «умеренных» повстанческих группировок зашкаливает, мозаика вооружённых формирований из числа воюющих с правительственными войсками Дамаска приняла фактически не поддающийся расчёту характер. Часть фракций боевиков-исламистов, сведённых под эгидой «Свободной сирийской армии» (ССА), заявила о неподчинении режиму перемирия. В качестве основной причины своего отказа подчиниться установлению затишья «умеренные» боевики назвали планы сирийской армии и российской авиации продолжать наносить удары по группировке «Джебхат ан-Нусра» (подразделение «Аль-Каиды» в Сирии, террористический характер которой признан Россией и США, а также резолюциями Совета Безопасности ООН).

 

ССА включает в себя около 60 различных «бригад» и «батальонов», из которых только единицы не связаны с «Джебхат ан-Нусра». Это союзные «Отрядам народной самообороны» сирийских курдов группировки «Джейш аль-Тувар», «Джейш аль-Санадид», «Джейш ас-Салам», «Тувар ар-Ракка». Остальные либо напрямую подчиняются сирийским «аль-каидовцам», либо плотно координируют с ними свои действия. Более того, в ряде районов северной Сирии отдельные формирования ССА ведут между собой активные боевые действия. Так, в провинции Алеппо отряды «Джейш ат-Тувар» уже более трёх месяцев сражаются с 13-й, 16-й «бригадами» ССА, группировками «Лива Султан Мурад», «Катаиб аль-Ислам», «Фадж аль-Аваль» и многими другими, несмотря на то, что все они (включая «Джейш ат-Тувар», союзницы YPG) формально входят в ССА.

 

Проекты Саудовской Аравии и Катара по формированию в Сирии под своим крылом боеспособных «коалиционных группировок» потерпели провал во многом из-за появления в рядах этих образований боевиков «Джебхат ан-Нусра». Экстремистский «холдинг» в лице «Джейш аль-Фатех» («Армия завоевания»), весной 2015 года добившийся заметных успехов на театрах военных действий в провинциях Алеппо и Идлиб, к сегодняшнему дню утратил былой боевой потенциал. Из ССА и «Армии завоевания» отпочковался ряд группировок, а отдельные фракции, пожелавшие на самом деле быть «умеренными», а не джихадистскими, в подчинении у «аль-каидовцев», примкнули к курдским отрядам YPG.

 

Недавно в интервью катарскому телеканалу Al Jazeera представитель «Джейш аль-Сувар», ещё одного арабского союзника YPG, Тарек Абу Зейд заявил, что их цель заключается в достижении территорий, контролируемых ДАИШ. «Мы хотим бороться с этой террористической группой. А Турция хочет, чтобы мы вернулись вглубь страны, дальше от её границ. Этого не произойдёт», — подчеркнул Абу Зейд.

 

Когда о неподчинении турецким ультиматумам говорят лидеры курдских YPG и PYD, это укладывается в общую логику противостояния Анкары с курдами Сирии. Но подобные заявления от арабских повстанческих группировок лишь утверждают Эрдогана в мыслях, что процессы в регионе принимают решительно невыгодный для Турции оборот.

 

Арабо-курдская связка под выпестованной американцами «шапкой» коалиции «Демократические силы Сирии» (ДСС), куда входят и ассирийские силы самообороны, воюет с ДАИШ и «Джебхат ан-Нусрой». По некоторым данным, скорее всего преувеличенным, в рядах ДСС около 40 тыс. бойцов. И хотя костяком главного антиджихадистского образования на севере и северо-востоке Сирии остаются курдские отряды, достаточно внушительное представительство арабского боевого элемента придаёт ему особый политический вес.

 

В отличие от Турции, для той же Саудовской Аравии арабо-курдский альянс не вызывает отторжения. Напротив, этот проект интересен Эр-Рияду и может оказаться для него находкой в деле нейтрализации разрастания иранской экспансии в Сирии. Вот будоражащая саудовцев цель, за достижение которой они могут переступить через многое, в том числе и через турецкий каприз в отношении сирийских курдов.

 

23 февраля на аэродроме «Инджирлик» приземлились два военно-транспортных самолёта С-130 ВВС Саудовской Аравии с 30 военными пилотами, техническим персоналом и оборудованием. 26 февраля на аэродром прибыли четыре истребителя F-15. Воздушный компонент саудовцев в «Инджирлике» в дальнейшем планируется расширить до одной эскадрильи F-15. Базирование саудовской военной авиации правительство Эрдогана восприняло с большим воодушевлением, посылая США сигнал о том, что они не одни в регионе и им есть на кого опереться. В военном отношении эскадрилья саудовских F-15, конечно, ничего не решает в Сирии. Туркам важен политический мессидж в сторону американцев, сопровождаемый шантажом администрации Обамы выставить истребители F-16 и штурмовики А-10 США за пределы базы «Инджирлик».

 

Но Эрдоган просчитался и в этот раз. Саудовцы перебросили боевую авиацию для решения собственных задач, воспользовавшись турецким приглашением. Дислокация к северу от Сирии необходима крупнейшей арабской монархии для демонстрации Ирану своих возможностей в регионе, а не для демарша в сторону США или в угоду антикурдским планам Турции. Саудовская Аравия сейчас явно не в том положении, чтобы открывать новый фронт борьбы в Сирии, не добившись перелома в Йемене. Разговоры о вводе ограниченного контингента сил спецназначения Королевства в Сирию для борьбы с ДАИШ мало чего стоят в практическом плане. Ещё меньше ожиданий связано с тем, что саудовские F-15 когда-нибудь поднимутся с базы «Инджирлик» для отработки целей в Сирии без предварительной санкции США — главного «авиадиспетчера» всех воздушных операций возглавляемой ими коалиции против ДАИШ. На этот счёт уже были заверения дипломатов и армейских чинов Саудовской Аравии, что все операции на сирийском направлении будут вестись исключительно при тесной координации с США.

 

Разочаровавшись в «Армии завоевания» и тому подобных прожектах с минимальной отдачей в военно-политическом отношении на севере Сирии, Эр-Рияд присматривается к арабо-курдскому альянсу ДСС. На юге Сирии в союзниках Саудовской Аравии остаётся ещё одна «Армия», на этот раз «Армия ислама» («Джейш аль-Ислам»). В северной части арабской страны, где присутствуют иранские добровольцы и бойцы шиитской «Хизбаллы», саудовцам, по сути, не на кого положиться. Перемирие после 27 февраля выгодно им под призмой прояснения ситуации с перспективами арабо-курдской связки, которую так настойчиво поддерживают американцы к ещё большему раздражению турок.

 

Словно провоцируя ближневосточного союзника по НАТО, высокопоставленные представители Белого дома недавно отчитались в оружейных поставках курдам за последние месяцы. Правда, выступая 24 февраля в Комитете по ассигнованиям Палаты представителей Конгресса США, госсекретарь Джон Керри адресатом этих поставок обобщённо назвал курдские «пешмерга» (военизированные формирования Иракского Курдистана). Но от этого турецким властям не легче. Согласно Керри, курдам передано 65 млн. патронов к стрелковому оружию, 41 тыс. гранат, 115 тыс. миномётных снарядов, 60 тыс. противотанковых снарядов, 56 тыс. боеприпасов к ручным противотанковым гранатомётам, 45 тыс. единиц лёгкого стрелкового оружия, крупнокалиберных пулемётов и противотанковых комплексов. Думается, это далеко не полный перечень американских поставок оружия, часть которого могла оказаться в руках сирийских курдов.

 

Саудовские власти пока действуют с большой осторожностью, в отличие от американцев, не вступая в прямой контакт с сирийскими курдами. Но ряд последних событий показывает, что турок ожидают новые разочарования, на этот раз и от их аравийского партнёра. Первый генеральный консул Саудовской Аравии прибыл на днях в Эрбиль, столицу Иракского Курдистана. По прибытии он сообщил, что Эр-Рияд готов активизировать двусторонние отношения с Курдистаном, и Королевство будет поддерживать «курдов, пока они не преодолеют нынешний кризис».

 

От ближневосточных источников поступают сообщения об активизировавшихся в последние недели контактах представителей Службы общей разведки Саудовской Аравии с израильской внешней разведкой «Моссад». Саудовцы зондируют каналы выхода на лидеров YPG и PYD, и для этого им вовсе не обязательно обращаться за содействием только к американским партнёрам. Игра в формирующемся тандеме с Израилем привлекательна для монаршей семьи Аль-Сауд прежде всего в антииранском ключе. А наработанные годами связи израильтян с курдскими партиями Ближнего Востока сулят саудовцам свои дивиденды в их жёстком противостоянии с иранцами.

 

Итак, Турция всё больше вязнет в роли регионального изгоя, игнорируя интересы которого другие региональные игроки решают свои задачи. Создаётся впечатление, что на заметавшегося в панике и грозящего срывом перемирия в Сирии Эрдогана уже просто не обращают внимания даже его союзники на Ближнем Востоке. По всей видимости, с их стороны принято важное решение — не мешать правящей верхушке Турции вести свою страну к окончательной катастрофе. Если у эрдогановской Турции нет будущего, и она не в состоянии различать что-то, кроме своих неоосманских амбиций, то пусть на обломках несостоявшейся державы в Малой Азии произойдёт глубокое внутриполитическое переформатирование.

 

EADaily


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://news-front.info/

Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции