Андрей Пинчук: Радоваться рано. Главные силы прорыва ВСУ ещё не ввели в бой

0 380
-1

 


Украина вышла на финальный этап разведки боем перед кульминацией своего наступления. Состоявшиеся накануне атаки ВСУ показали, что российские военные уверенно стоят на позициях. Но радоваться ещё преждевременно.

Об этом в интервью «ПолитНавигатору» рассказал бывший глава МГБ ДНР, участник СВО и один из лидеров «Союза добровольцев Донбасса» Андрей Пинчук.

 

ПН: Уже в течение нескольких дней на разных участках фронта идут серьезные бои. Как вы считаете, это уже то самое обещанное наступление ВСУ или все еще разведка боем? Как оценивать в этой связи действия российских войск?

А.П: Это финальный этап разведки боем. Осторожный оптимизм мне внушает сейчас устойчивость наших Вооруженных Сил, которые продемонстрировали, что выводы из так называемых «перегруппировок» сделаны определенные.

Это, конечно, в первую очередь, доблесть солдат.

Надо сказать, в боевых условиях и среди руководства становится лучше понятно, кто есть кто. Кто паркетный генерал, а кто такие, как Теплинский, Романовский, – настоящие боевые командиры.

Так что осторожный оптимизм подтверждает, что и выводы сделаны, и силы скоординировали.

Но почивать на лаврах и радоваться, я считаю, преждевременно – по той простой причине, что значительная часть так называемых сил прорыва, которые подготовлены на Украине для наступательных действий, в бой еще не введена.


Я далек от мысли, что они могут достичь каких-то глобальных успехов, потому что при паритете личного состава и отсутствии контроля неба говорить, что возможны какие-то продвижения – это противоречит здравому смыслу и военной науке. Но, повторюсь, это в любом случае не снимает напряжение на линии фронта. Так что основные бои у нас еще впереди.

ПН: Почему ВСУ активизируют наступление по ночам?

А.П: В западной технике, в первую очередь, на «Бредли», «Челленджерах» и «Леопардах» установлено прекрасное ночное навигационное оборудование и тепловизионное. У нас, к сожалению, в значительной части техники – не на всех, например, на Т-90 тоже стоит хорошее оборудование, но у нас Т-90 мало. Это дает ощутимое преимущество в атаке, наступлении.


ПН: На каких направлениях, по-вашему можно ожидать наиболее серьезных боев?

А.П: Вы видите уже направление Токмака, Мелитополя, обострение в Бахмуте и вокруг него. Мариупольское направление.

В военной науке наступления существует всего два способа, которые были проверены временем. Это так называемый брусиловский, то есть, удары по всей линии фронта, чем они сейчас и занимаются, и поиск уязвимых точек, куда можно вклиниться и дальше накидывать силы, развивать наступление.

И второй вариант, который в Великую Отечественную активно полководцы опробовали. Это поэтапное вклинивание, углубление на разных участках, последовательное.

Судя по признакам, украинские стратеги выбрали первый вариант. Так что вы видите, везде, где можно было обострить линию фронта, она обострена.

Есть несколько ключевых направлений – повторюсь, Токмак, Сватово с Угледаром, Бахмутское направление, непосредственно Донецкое – это Марьинка и Авдеевка, и, соответственно, населенные пункты вокруг этого. Мелитополь, Энергодар, Токмак – в принципе, Запорожское направление.

ПН: А Херсонское? Можно ли его списывать со счетов как перспективное для удара ВСУ, или после разрушения Каховской ГЭС оно вышло из планов?

А.П: Херсон вышел. Даже после того, как вода сойдет, будет илистое дно, по которому еще довольно длительное время нельзя будет продвигаться. Я имею в виду, эти ключевые две-три недели, которые сейчас наступают, фаза, о которой я говорил, с 12-го по 23-е.

В этот период – неважно, с минами или без мин, по этому илистому дну даже при жаркой солнечной погоде какой-то период времени нельзя будет двигаться.


ПН: Какие проблемы вы видите сегодня в российской армии, что нужно исправить?

А.П: По сравнению с осенью, на самом деле, у нас есть достаточно серьезные и позитивные изменения. У нас заработали наши тяжелые отечественные беспилотники, есть определенные позитивные подвижки в вопросах связи.

Хотя, еще очень далеко до нормальной ситуации, поэтому я эту проблему для себя не снимаю, потому что качество связи четко влияет на обороноспособность и наши наступательные возможности. Поэтому, пока вопрос связи до конца не решен, никакого большого перелома нет.

Мы создаем сейчас новые бригады, корпуса. В этих бригадах надо полностью менять тактику подготовки офицерского состава. Должны появиться в срочном порядке наставления с учетом опыта СВО, которых до сих пор нет.

Я не вижу никакой серьезной, большой работы, где бы этот опыт не просто на отдельных направлениях обсуждался, а коренным образом переламывал подготовку личного состава.

А так – технических проблем много, но они все частные, тут надо говорить в большей степени о ключевых вопросах.

Одним из самых главных вопросов, я считаю, тут не нужно стесняться смотреть на противника – ему весь мир помогает, да и сам противник не дурак. Противник ввел тактику выделения самостоятельных боевых подразделений БПЛА. Создаются самостоятельные, отдельные роты с дронами. У нас это все до сих пор на местечковом уровне развивается, и это ключевая проблема, потому что главным фактором, который влияет на всех уровнях боевых действий, является БПЛА.

С их помощью и разведка проводится, и ударные акции, и корректировка артиллерии, и работа фактических всех видов соединений. Поэтому я считаю, что назрела и перезрела необходимость создания самостоятельного вида или рода войск с БПЛА.


ПН: Как считаете, долго ли ВСУ способны вести наступление?

А.П: У нас короткое мышление – мы думаем, что прошел бой, и наступления нет. Но это не так на самом деле.

Напоминаю вам период поэтапного развития наступления украинского, которое закончилось оставлением сначала Харьковской области, а потом Херсона. Сколько оно длилось? Оно длилось около двух, почти три месяца.

То есть, бои затухали, возобновлялись, силы перебрасывались, это все занимает…

Другой вопрос, что есть период концентрации наиболее активных боев. Вот, в период концентрации первого этапа, повторюсь, это до конца июня. А там уже в какие волны оно перейдет, зависит от того, удастся или не удастся (а я считаю, что не удастся) противнику развить успех.

Соответственно, нам – перехватить эту инициативу. Потому что, помимо отражения их атак, мы должны перехватить инициативу и перейти в это контр-контрнаступление, пойти вперед.

Это благоприятное время, потому что минные поля сняты, заграждения сняты для того, чтобы они шли вперед. Соответственно, освобождается оперативный простор для движения наших подразделений.


ПН: А пойдут ли наши войска в свое контрнаступление?

А.П: Могу только свое мнение высказать, что есть правило: перманентная оборона ведет к поражению. Это правило, которое надо в граните отлить, как говорит Дмитрий Медведев. Вот, при входе на Фрунзенскую набережную надо отлить в граните эти слова.

Несмотря на то, что министерство у нас называется обороны, а не наступления, все-таки, без наступления не обойтись.


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.


По материалам: https://www.politnavigator.net/

Похожие новости





Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Выбор редакции