"Я видел как враги нас боялись, хотя их было намного больше" - история русского ополченца

0 5 246
+15

На одном из блокпостов Луганской народной республики меня познакомили с ополченцем Сергеем, уроженцем г. Стаханова Луганской обл. Сергей не похож на накачанного парня из разведбата. Среднего роста, 57 лет, в очках, волосы седоватые, полноват. Я поначалу отнесся к нему как-то несерьезно.

Потом, пообщался с ним, и понял: Сергей — убежденный ополченец, был во многих серьезных боях. Командиры отзываются о нем очень хорошо, как о дисциплинированном отважном бойце.

Идет настоящая гражданская война в Новороссии, возраст, а тем более телосложение — не главное. Главное — сила духа бойцов ополчения. А сила духа у Сергея есть и огромная!

— Скажите, почему вы приняли решение пойти в ополчение?

— Я до 33 лет жил в городе Стаханове. Мне было здесь неплохо, довольно-таки комфортно. Потом поехал в Москву. Понравилось там, остался. Женился. Работал таксистом рядом с Рублевкой, на Рублево-Успенском шоссе. 20 мая в Интернете увидел, как артиллерия стреляет по Славянску. Я знал местное население. Сам местный. Не мог я этого понять: что происходит? Стреляли по мирным жителям города. Поехал в родной город Стаханов поступать в ополчение.

— И вас приняли?

— Я был знаком лично с командиром гарнизона Северодонецка и Лисичанска Павлом Леонидовичем Дрёмовым. Он мой земляк по Стаханову. Пришел к нему. Он меня вспомнил, узнал. Записали в ополчение. Выдали оружие — СКС: самозарядный карабин Симонова образца 1944 года (СКС — коробчатый двухрядный карабин, заряжаемый на 10 патронов. — Авт.). До этого стрелял из оружия только три раза, перед принятием присяги. Служил в армии в стройбате. Больше никогда ничего огнестрельного в руках не держал. Сейчас научился и владею. Стреляю метко.

— Какие обязанности выполняете в ополчении Новороссии?

— Сейчас на блокпостах стою. Проверяем машины. Был в серьезных боях в Изварино, был в Дьяково. Видел, как нас боятся. Хотя их больше было. Намного больше. Укры — обученные ребята, молодые. Хотя при личной встрече страх у них появляется. Это я видел. Видел обкуренных и обколотых укров, которые с нами воюют. Хотя после подзатыльника что-то в них просыпалось.

— Как к вашему решению пойти в ополчение отнеслись родные?

— Жена ждёт. Сын ждёт. Созваниваемся. Очень переживают за меня.

— Расскажите о запомнившемся боевом эпизоде.

— Задержали одного украинца из группы „Айдар". Я смотрю на него — очень заряженный парень. Я ему и так, и так говорю — ничего не хочет понимать. Ну, дал ему затрещину. Потом крест с его груди сорвал: „Ты не имеешь права крест носить — ты воюешь против своего народа!" Ничего. Подлечится. Молодой еще украинец. Ну, вроде никого не убивал он. Может, у него все нормально будет.

— Что хотите пожелать Новороссии?

— Я желаю полной победы. Никаких половинчатых договоров. За ними — новая кровь. Не хочу больше крови! Люди не знают, что это такое. А я видел и знаю…»


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 

По материалам: http://rusvesna.su/

Похожие новости

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.
Выбор редакции