Почему Украина просит электричество у «агрессора»

0 2 092
0


Украина переживает очередной скандал, связанный с Россией. На этот раз речь идет о поставках в страну российской электроэнергии, и сам этот факт крайне возмущает особо отъявленных сторонников незалежности. Почему Киев не может обойтись без российского электричества и как на этом обстоятельстве наживался в том числе Порошенко?


Когда-то в советской прессе был отдельный жанр материалов – письма граждан. Трудящиеся, коллективы заводов писали обращения в газету, жаловались на беспорядки и нарушения. Несмотря на весь пафос декоммунизации, на Украине этот жанр возрождают. 

Троицкий сельсовет Днепропетровской области обратился с письмом не в газету, а сразу к президенту Украины Владимиру Зеленскому. Ну о чём могут написать депутаты сельсовета? Дорога в ямах, школа без ремонта, фельдшерский пункт без лекарств? Не в этот раз.

Депутаты просят запретить импорт электроэнергии из России: «С 1 октября 2019 года начался импорт электроэнергии из страны-агрессора – России, который в ноябре увеличился в три раза по сравнению с октябрем и достиг 15% украинского рынка. В результате этого начали останавливаться украинские ТЭС и шахты». А все из-за соответствующего закона, который подписал глава украинского государства.

Тут даже не знаешь, с чего начать. Попробуем обо всём и понемногу.

Дохозяйствовались

Депутаты сельсовета умудрились дважды соврать в таком небольшом абзаце. Во-первых, ни о каких 15% рынка и речи не идёт. Украина потребляет 150-155 млрд кВт·ч электроэнергии в год, то есть 15% от рынка в годовом измерении – это больше 20 млрд кВт·ч. Между Украиной и Россией банально нет ЛЭП, способных передать такие объёмы электроэнергии. Поэтому, вероятно, речь идёт о 15% рынка балансировки энергосистемы (о второй лжи чуть позже). 

Выполняют эту функцию балансировки тепловые станции – их можно быстро запустить в работу и столь же быстро вывести в резерв, когда пройдены суточные пики. На рынке электроэнергии своя специфика и киловатт киловатту рознь. В частности, работа балансирующих мощностей стоит ощутимо дороже энергии, которую дают АЭС. И неслучайно практически вся тепловая генерация на Украине приватизирована ещё в 2000-х.

Кроме того, с 2017 года работа украинских ТЭС стала ещё дороже – после того, как украинские власти ввели транспортную блокаду ЛДНР и отказались покупать тамошний уголь. Дотации остальным шахтам отменили, заменив их искусственной закупочной госценой на уголь, привязанной к стоимости импорта. В итоге себестоимость киловатта сильно подскочила. Балансировать энергосистему Украины стало очень дорого, а не балансировать её невозможно.

К тому же тепловики – не единственные, кто рвётся зачерпнуть поглубже из единого тарифа. На Украине растёт доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ): 4,6 ГВт на 1 октября (ещё в начале года было чуть больше двух ГВт). Государство обязано выкупать эту энергию по цене до 0,18 евро/кВт·ч, то есть примерно вдвое выше её розничной стоимости.

Логично, что Антимонопольный комитет Украины предлагал импортировать недорогую электроэнергию из-за рубежа. Получается, что все деньги рынка уходят тепловикам и «альтернативщикам», а государству (диспетчеру, регулятору и атомным станциям) остаётся дуля с маком. Но фокус в том, что импортировать можно только из России и Белоруссии. И во времена Петра Порошенко все эти инициативы рубились на корню. Не только из ложного патриотизма, но об этом после.

Импорт с фиговым листом

Самое время рассказать о второй лжи депутатов сельсовета. По факту закупать электроэнергию у России Украина начала не в октябре, а ещё летом. Просто тогда это оформлялось не как коммерческий импорт (для него необходим двусторонний договор, да и до сентября такие закупки на Украине были законодательно запрещены), а как аварийные поставки. Энергосистемы Украины и России – части некогда единого целого. И даже сейчас между Украиной и РФ действуют межправительственные соглашения, заключённые ещё в начале 1990-х.

Они позволяют соседям подстраховывать друг друга на случай форс-мажоров.

С этими аварийными поставками получилось совсем смешно: «...ещё в конце июля господин Демчишин дал указание оформлять импорт как [аварийные] перетоки по цене 0,08 доллара за 1 кВт·ч», – описывал ситуацию «Коммерсант». 0,08 доллара – это вдвое дороже, чем Украина платит за российское электричество теперь, когда всё оформили официально. А летом Украина делала морду кирпичом и платила вдвое дороже, только чтобы не признавать, что возобновила импорт – впервые с 2015 года.

Скрывать это были причины. Украина закупает у «агрессора» топливо для АЭС, газ (через виртуальный реверс, но по факту газ отбирается из экспортной трубы), уголь. До недавнего времени – дизтопливо. А теперь ещё и электроэнергию.

Любой, кто в состоянии сложить 2+2, покрутит пальцем у виска: «Хлопцы, какой агрессор? Вы же все энергоносители там закупаете». А это плохо для имиджа пострадавшей Украины. Всё сложнее объяснять европейцам, ради чего те вводили санкции.

Кто кого?

Депутаты сельсовета не первые и даже не вторые, кто требует от Зеленского запретить импорт российской электроэнергии. Лоббисты тепловой генерации (а вся она находится под контролем олигарха Рината Ахметова) пытаются продавить это решение ещё с сентября – ровно с того момента, как в парламенте проголосовали за правки в закон, сделавшие импорт снова легальным. Как раз после этого и отпала необходимость делать вид, что миллионы кВт·ч – это аварийные закупки. 

Искусственное взвинчивание себестоимости производства ТЭС примирило Ахметова и Порошенко: и тот и другой неплохо нажились на этой схеме.

Настолько неплохо, что обстоятельства введения и действия формулы «Роттердам+» – одно из обстоятельств расследования украинскими антикоррупционными структурами деятельности Порошенко на посту президента. И этих доходов хватит, чтобы из любого утюга неслись псевдопатриотические басни об угрозах импорта российской электроэнергии, остановленных электростанциях и голодающих шахтёрах. Шахтёрские бунты стали одной из примет президентства Порошенко, хотя последний раз Украина видела такое ещё в 90-х. Только до последнего момента на шахтёров всем было плевать – как только не возникла угроза сверхприбылям тепловой генерации. 

В общем, ситуация для Украины типичная. На одной чаше весов интересы олигарха, владеющего примерно 83% тепловой генерации Украины. На другой – интересы всех остальных, будь то частное лицо или компания. Импортный киловатт обходится примерно вдвое дешевле того, что приходится платить украинским ТЭС (0,9 гривны против 1,8-2 грн/кВт·ч). А это – возможность повременить с ростом тарифа или даже уменьшить украинцам сумму коммунальных платежей: выборная популярность Зеленского пошла вниз, самое время бросить избирателям какую-то кость.

Мы же со своей стороны отметим вот что. Четыре года назад украинские и крымско-татарские националисты подорвали ЛЭП, поставлявшую электроэнергию в Крым. Самые проницательные уже тогда говорили, что слишком уж радоваться этой «перемоге» украинцам не следует: пройдёт лет пять, и Крым сам станет поставлять электроэнергию Украине.

С небольшими поправками, но так оно и произошло.

Николай Стороженко, ВЗГЛЯД


Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.


По материалам: https://vz.ru/



Похожие новости



Выбор редакции